Ещё

Машина времени: какое будущее ждет «газовые» Ford Focus и Lada Vesta 

В настоящее время машины, собранные на заводе Ford во Всеволожске, проходят процедуру сертификации. Автомобили оснащены газобаллонным оборудованием (ГБО), их модифицированный 1,6-литровый двигатель Sigma может использовать в качестве топлива сжиженную пропан-бутановую смесь и бензин.

Как рассказали Forbes в пресс-службе Ford Sollers, модель LPG пока что предлагается только корпоративным автопаркам: «Мы изучаем потребительский спрос и готовы быть гибкими, но на текущий момент предложение доступно только для юридических лиц».

Опытно-промышленная партия битопливных автомобилей в кузовах седан и универсал была изготовлена в феврале прошлого года. Отмечается, что европейская модель подверглась доработкам под местные условия эксплуатации. Объем газового баллона, расположенного в нише запасного колеса, составляет 40 литров — по заверениям производителя, топлива хватает на 320 километров. После его израсходования машина переходит на бензин, таким образом, суммарный пробег на двух видах топлива составляет 770 километров.

Напомним, что в июле текущего года дилеры «АвтоВАЗа» начали прием заказов на битопливную Lada Vesta CNG — первую в истории марки модель, разработанную для работы на сжатом природном газе. Утверждается, что полностью заправленная Vesta способна проехать свыше одной тысячи километров.

Заколдованный круг

Легковые автомобили на газомоторном топливе в России все еще относительно редки — массово «газифицируется» лишь коммерческий транспорт, основными производителями такой техники являются «Камаз», Volgabus и Группа «ГАЗ». Стремясь к экономии, автовладельцы зачастую самостоятельно устанавливают ГБО-оборудование — ведь на сегодняшний день стоимость пропана или метана колеблется от 16 до 18 рублей за литр, в то время как литр бензина марки АИ-95 обходится в 39-41 рубль.

«Это потрясающе перспективная тема, — заявил Forbes автомобильный эксперт Игорь Моржаретто. — У нашей страны самые большие запасы природного газа в мире, а со сбытом как раз проблемы. Развитие такого рода транспорта было бы отличным решением. Кроме того, это дешевле, чем ездить на бензине и не в пример экологичнее».

Чистый выхлоп, а также практически непрерывный рост цен на нефть в 2002-14 годах обеспечили газомоторному транспорту широкое распространение в Европе: каждый крупный автопроизводитель сегодня имеет в продуктовой линейке такие машины (серия G-Tron у Audi, G-Tec у Skoda, и так далее). Согласно данным Европейской ассоциации газового транспорта (NGVA) на 2016 год, общее количество газомоторной техники в ЕС составляет 1 316 тысяч единиц (плюс 3% к 2015 году). В России, по данным Минэнерго, около 150 тысяч таких машин, но легковой сегмент на отечественном авторынке до недавнего времени представлен не был.

По мнению Моржаретто, главным камнем преткновения является отсутствие соответствующей инфраструктуры: «Дилемма в том, что автопроизводители не видят смысла продавать у нас такие машины, так как для них нет заправок. Станций всего около трехсот. В свою очередь, газовые компании не хотят строить новые станции, потому что у населения нет таких машин. Получается заколдованный круг».

За кем будущее

Кроме того, по словам эксперта, в России на государственном уровне сложилось мнение, что газовый транспорт морально устарел, и ставку следует делать на электромобили. «На мой взгляд, не лучший выбор для отечественного климата. И хотя наши транспортники уверены, что газ — это вчерашний день, в остальном мире это все еще дискуссионный вопрос. Скажем, в США весь коммунальный транспорт газифицируют, а не электрифицируют», — отметил Моржаретто.

Схожую точку зрения в марте текущего года высказал замглавы Минэнерго Кирилл Молодцов. Он раскритиковал идею популяризации электрокаров, так как, по его мнению, они плохо приспособлены для работы на дальних расстояниях и при низких температурах. Замминистра поддержал идею развития газомоторного транспорта, который, как он отметил, дешевле в эксплуатации чем бензиновый или электрический.

Напомним, что в 2016 году правительство подготовило проект программы развития электротранспорта до 2025 года. Из документа следует, что электрокары должны перейти из разряда нишевого транспорта в массовый сегмент. Их использование будет поощряться: так, планируется разрешить электромобилям двигаться по выделенным полосам для общественного транспорта. Кроме того, в проекте рассматривался вопрос развития зарядной инфраструктуры — в том числе, упрощенный порядок землеотвода под такие объекты.

Читайте также
Новости партнеров
Больше видео