Ещё

Жены осужденных за остановку прокурора инспекторов ГИБДД обратились к Путину 

«От гаишников хотели, чтобы они упали на колени»
Фото: Газета.Ru
Жены отправленных в колонию за остановку помощника прокурора смоленских гаишников обратились за помощью к президенту. Они опубликовали петицию, в которой просят освободить несправедливо осужденных, по их мнению, мужей и уверяют: за решетку они попали из-за связей семьи потерпевшего в судейском сообществе. После того как суд назначил реальный срок вместо условного, защита подала новую апелляцию — адвокат намерен дойти до Верховного суда.
Женщины просят отменить несправедливый, по их мнению, приговор и опасаются, что новая апелляция в суде высшей инстанции не поможет и их мужья несколько лет проведут в .
В петиции жены и сторонники осужденных инспекторов напоминают, что сначала суд назначил всем им условные сроки, но после апелляций как со стороны защиты, так и со стороны обвинения приговор был отменен, а дело отправили на пересмотр.
В итоге 27 апреля Московский суд Твери назначил полицейским реальные сроки: Игорю Садотенкову — 4 года, Алексею Полтавину — 3,5 года, Андрею Федоренкову — 4 года колонии общего режима. Помимо этого, их обязали оплатить признанному потерпевшим судебные издержки в размере 234 тыс. рублей и компенсировать моральный вред в 100 тыс. рублей. После вердикта суда в смоленском главке пообещали уволить осужденных со службы.

«Потерпевший посчитал приговор с условными сроками «мягким» наказанием, а наличие маленьких деток до трех лет не смягчающим фактом и подал апелляцию на его ужесточение — замену условного срока на реальный, — говорится в петиции. — Благодаря имеющимся у матери-судьи связям и возможностям оказать влияние на принятие судом решения, даже в другом субъекте России, суд, рассматривавший дело, все доказательства защиты о невиновности сотрудников, в том числе и показания технических средств, в приговоре изложил в диаметрально противоположном виде. Неужели закон в нашей стране ничего не значит и его можно обходить как угодно, а сотрудники ДПС могут выполнять свои должностные обязанности только в отношении тех правонарушителей, у которых нет высокопоставленных покровителей? А что делать нам и нашим детям, которые остались без мужей и отцов, без жизненной опоры и без средств к существованию? Как объяснить детишкам, что из-за амбиций «золотой» молодежи, которой дозволено нарушать законы, их отцы остались без свободы?»

Согласно петиции, близкие инспекторов направили множество писем в адрес президента, генпрокурора, председателя , однако «все письма просто были перенаправлены для проверки тем лицам, на коррупционные связи которых просили обратить внимание».
Как сообщил «Газете.Ru» адвокат гаишников Ярослав Охнич, в ближайшее время Тверской областной суд рассмотрит поданную защитой апелляцию.

«Из дела были исключены все собранные нами доказательства в защиту инспекторов, — рассказал Охнич. — Убрали синхронизированное видео с двух камер, по которому было понятно, что с момента остановки автомобиля и включения инспекторами своих камер прошло не более минуты и за это время никаких документов помощник прокурора не предъявлял, хотя на суде он уверял, что делал это раза три. Убрали результаты лингвистической экспертизы снятого видео, в которой специалист пришел к выводу, что никаких слов, похожих или однокоренных со словом в беседе не звучало. Исключили показания свидетелей, которые говорили, что Семенникова не били и никаких повреждений ему не наносили. В итоге гособвинение требовало дать ребятам по максимуму, 10 лет. Мы подали апелляцию прямо в день вынесения приговора».

Однако адвокат настроен пессимистично и готовится к тому, чтобы доказывать невиновность своих подзащитных в Верховном суде.

«Я считаю, что областной суд, скорее всего, оставит приговор без изменений, — считает Охнич. — От ребят хотели, чтобы они упали на колени, стали раскаиваться, но они готовы идти до конца — нас устроит только полное их оправдание».

Сам потерпевший Семенников от комментариев «Газете.Ru» отказался. Однако ранее гособвинитель на процессе Евгений Андрианов в беседе с «Газетой.Ru» пояснял, что надзорное ведомство обжаловало условный приговор сотрудникам ДПС исключительно из-за процессуальных нарушений.

«При вынесении условного приговора судья не полностью изложил суть обвинения. Кроме того, он первоначально сослался на доказательство, которое было признано недостоверным. Что касается Семенникова, то он как потерпевший остался недоволен вердиктом, но это его личная позиция. Мы действовали исключительно из-за вышеуказанных нарушений», — пояснял он.

Андрианов отмечал, что на этот раз позиция надзорного ведомства нашла полное отражение в приговоре, но не исключил возможность подачи новой жалобы, если после получения полного текста приговора будут выявлены новые нарушения.
По словам гособвинителя, такой суровый приговор полицейским обусловлен самим законодательством.

«Речь идет о тяжком должностном преступлении, где безальтернативно предусмотрено лишение свободы на срок от 3 до 10 лет. Существует четкий порядок привлечения работников прокуратуры к ответственности, в данном случае он был нарушен. Суд при вынесении вердикта счел доказанным тот факт, что Семенников представился полицейским. То, что на видеозаписи он вслух этого не произносит, сторона обвинения не отрицала. Когда камера отъезжает в сторону, видно, что он демонстрирует им какое-то удостоверение. Из дальнейшего контекста понятно, что это было его служебное удостоверение», — отмечал он.

Напомним, что инцидент между представителями двух силовых структур произошел в августе 2016 года. Поздним вечером наряд из трех сотрудников ГИБДД остановил для проверки тонированный автомобиль , которым управлял тогда еще 26-летний помощник прокурора Александр Семенников. Лобовое стекло его иномарки было оклеено защитной пленкой. Гаишники, представившись, потребовали у автомобилиста его удостоверение и документы на машину, параллельно сообщив, что сделают замеры уровня тонировки.
В присутствии троих других водителей инспекторы произвели замер, и прибор-тоник показал — пропускаемость света стекол Volkswagen составляет всего 29% из допустимых 70.
Все происходящее снималось на видеокамеру, которая, скорее всего, была закреплена на одном из инспекторов. На записи можно отчетливо услышать: Семенников сказал, что «надзирает за ГАИ по Ленинскому району», однако то, что он сотрудник прокуратуры, мужчина по какой-то причине напрямую не заявил.
В свою очередь, помощник прокурора настаивает, что о своей должности сообщил и «корочку» показал не раз. Он уверяет, что гаишники знали о его особом положении и в машине по дороге в отдел даже якобы приговаривали: «Ну что, прокурорский, допрыгался?».
Распалившись после пререканий с водителем, который отказывался передавать документы на машину, гаишники обвинили мужчину в невыполнении законных требований сотрудника полиции, заломали ему руки и привезли в отделение. Там-то, как они утверждают, и выяснилось, что они имели дело с «неприкосновенным» для них сотрудником прокуратуры, а их действия подпадают таким образом под серьезную статью.
После этого, по словам инспекторов, Семенников позвонил своей маме — судье областного суда Галине Кива. Она приехала вызволять сына и попросила показать запись с места происшествия, а затем потребовала все удалить. Однако после отказа сотрудников полиции это сделать аудиосопровождение записи камер наблюдения в участке пропало, и разговор на повышенных тонах, а также фразу судьи «я их посажу, сыночек, ты не переживай» слышали только присутствующие мигранты, которые свидетелями выступить отказались.
Как рассказывал «Газете.Ru» адвокат подсудимых Ярослав Охнич, сотрудник прокуратуры при общении с инспекторами на месте задержания продемонстрировал лишь два «пластика»: водительское удостоверение и документы на машину. Сотруд