Войти в почту

Турбонаддув в Америке восьмидесятых

Турбонаддув в Америке восьмидесятых
© Motor.ru

Первую серию рассказа о наддувной технике восьмидесятых мы посвятили европейским машинам. Настал черед заглянуть в США и искренне подивиться. Согласно стереотипам, американцы поголовно любят большие моторы и ничего не смыслят в компактных, особенно с наддувом. Это, мягко говоря, не соответствует действительности. В очерченных временных рамках «Большая детройтская тройка» выпустила очень много интересного и ломающего шаблоны.

В прошлый раз мы разобрались с турбонаддувом в Европе, теперь же возьмемся за Америку. Почему мы начинаем не с «», который сделал довольно много для популяризации турбомоторов? Потому, что именно GM еще в шестидесятые первой создала серийный автомобиль с наддувным двигателем. Точнее, целых два — Jetfire, суть спецверсия F85 Cutlass и заднемоторный Monza Spyder Turbo.

Новый принцип форсировки стал откровением. В случае с «Олдсом» он обеспечил 3,5-литровому V8 солидные 218 л.с., 30-процентную прибавку крутящего момента (407 Нм), а заодно сокращение разгона до 160 км/ч (100 миль/ч) на целых десять секунд относительно самой сильной атмосферной модификации. Для снижения риска детонации применялась система впрыска водометанола. Она снижала температуру во впускном коллекторе, но пользователи частенько забывали ее заправлять, и Oldsmobile с сюрпризом переходил в режим сниженной мощности.

«Джетфайер» продержался на конвейере всего два года. Честь стать следующим серийным автомобилем General Motors с наддувом выпала Turbo Trans Am 1980–1981 годов. Не стоит думать, что об «улитках» забыли почти на два десятилетия: еще в 1974-м профессор корпоративного института Джим Лайонс спроектировал систему для V-образной «восьмерки». « боялся того факта, что им придется иметь дело с двигателем в Trans Am. Я взял нашу экспериментальную машину и прокатил этих ребят. Они даже не позволили мне отвезти ее обратно во Флинт. Просто вручили ключи от служебной, а потом «арендовали» меня для помощи в разработке», — вспоминал он в интервью журналу Car and Driver.

«Турбо Трэнз Эму» выписали 4,9-литровый V8 (301 кубический дюйм) с наддувом Garrett AiResearch TBO305 (давление — 0,6 бар). Отдача по нынешним стандартам, конечно, смехотворная для такого здоровяка — 208 л.с. и 420 Нм. Но не будем забывать, что речь идет об эпохе, когда большие американские «восьмерки» растеряли все свою мощь и напоминали стероидного атлета на жестком откате. Скорректируйте свою картину мира согласно тогдашним реалиям, и нетипичный маслкар не вызовет отторжения.

На тестах Car and Driver зафиксированы 8,2 секунды до 97 км/ч (60 миль/ч) и четверть мили за 16,7 секунды. Для сравнения, грозному Trans Am 1979 года с V8 объемом 400 кубических дюймов (6,6 литров) достаточно 6,7 и 15,3 секунды соответственно. Печально другое — живучесть не входила в число достоинств турбодвигателя.

Вот, что на эту тему поведал один из пользователей онлайн-сообщества firebirdnation.com «Вам повезло найти Turbo TA 1980 года в приличном состоянии — обычно надежность 301T не сравнима с агрегатами объемом 350, 389, 400, 428 или 455 кубических дюймов. Оригинальные часто выходят из строя при интенсивном использовании. Их меняют на более крупные атмосферные Pontiac V8 или, что еще хуже, Chevy SBC. Если вы хотите больше мощности, намерены иногда гонять и ежедневно ездить, лучше поберечь оригинальный 301T и заменить его традиционным понтиаковским. Это не обесценит автомобиль и сделает его гораздо надежнее, чем в случае с оригинальным 301T».

В 1989 году «Понтиак» презентовал к 20-летию Trans Am (то есть, топовой разновидности пони-кара Firebird) очередную турбоверсию. На сей раз изящным манерам попытались обучить третье поколение «Файера» с футуристическим стайлингом. Под капотом 3,8-литровый бьюиковский V6 с наддувом, интеркулером и модифицированными головками блока цилиндров.

Официальные характеристики (253 л.с. и 461 Нм) наши штатовские коллеги считают заниженными. По их мнению, «Пончо» развивает около трехсот сил. На это косвенно указывают впечатляющие 4,6 секунды и квотер за 13,4 секунды на замерах Car and Driver. Под возросший потенциал установлены передние 11,9-дюймовые тормозные диски с двухпоршневыми суппортами. Жаль, ощущение от педали и баланс работы переднего и заднего контура разочаровывали. Turbo Trans Am достойно вел себя на гладком покрытии, а на неровном пасовал. Очевидно, виной тому несоответствие пружин и амортизаторов.

«Если вы думаете, что Turbo Trans Am имеет больше общего с GTO 1965 года, чем с современным спортивным автомобилем, то вы правы. Замечательное ускорение и поразительная управляемость T/A обусловлены скорее грубой мускулатурой и огромными цепкими шинами, чем утонченностью и передовыми технологиями. 20th Anniversary Trans Am — это маслкар традиционного образца. Внутри он представляет собой смесь современного и старого. Сочетание большого экстерьера и небольшого салона возвращает нас к неэффективному прошлому. При этом расположение приборов, сиденья и отличная посадка водителя кажутся полностью актуальными», — резюмирует Car and Driver. Сейчас ездовые тонкости скорее всего мало кого волнуют. Главное, что маслкар ценен сам по себе, построено всего 1555 штук.

Turbo Trans Am — не самый свирепый обладатель бьюиковской «шестерки». Таковым является GNX. Подробности об этой мечте Дарта Вейдера — по ссылке.

Как видите, General Motors комбинировала наддув с классической нижневальной архитектурой ДВС. Аналогично вышло и с переднеприводным шестой итерации, хотя в данном случае концерн не при чем. Лимитированное купе — дело рук и ASC (American Speciality Cars). Откровенно чахлый 3,1-литровый V6 взбодрили турбиной (208 л.с. против стоковых 142 л.с.), подвеска жестче, внешность эффектнее. На набор 97 км/ч достаточно семи секунд.

Callaway Corvette

В начале восьмидесятых Chevrolet экспериментировала с твин-турбо «Корветом», но на конвейере ничего подобного не наблюдалось. То, что не осилила GM сделали тюнеры Callaway Cars. И как сделали! Подозреваем, парни из Chevy покусывали локти и втайне завидовали успехам команды Ривза Коллэвэя. Ателье еще в семидесятые при участии подрядчика Drake Engineering запустило программу Callaway Turbo Systems для разных марок и к 1987 году, когда появился первый Corvette с двумя турбонагнетателями, знала толк в этой сфере.

Заказ мелкосерийного исполнения на основе спорткара четвертого поколения оформлялся через дилеров Chevrolet как опцию RPO (Regular Production Option) B2K. Ткнувший в нее пальцем заказчик получал нижневальный 5,7-литровый V8 (350–408 л.с. в зависимости от года производства) с кованым коленвалом, специальными поршнями, шатунами и впускными клапанами, усиленными клапанными пружинами и, что самое крутое, двумя турбинами Rotomaster T04 и парой интеркулеров.

«На 120 км/ч переключитесь с шестой на пятую передачу и утопите педаль газа в пол. Двойные турбонагнетатели свистят, сиденье подхватывает вас сзади, и Callaway мчится вперед, как на американских горках. Прежде, чем заметить это, вы катапультируетесь за отметку в 200 км/ч, а «зверь» не проявит никаких признаков замедления. Он разрывает воздух в клочья и несется вперед столь быстро, что приходится щуриться, дабы разглядеть мир перед собой. Вы пытаетесь сказать себе, что эта машина не может так быстро пожирать трехзначные цифры. Но все именно так», — писал Car and Driver про 387-сильный супер-Chevy 1989 года с разгоном до 97 км/ч за 4,4 секунды.

Кстати, то не абсолютная вершина эволюции главного спорткара Америки. Истории известен Callaway Sledgehammer Corvette — настоящий монстр с отдачей в 911 л.с. и 1047 Нм. Максимальная скорость «кувалды» (так переводится с английского Sledgehammer) — рекордные для дорожной машины 410 км/ч.

Одну из ведущих ролей в фирменном турбоклане тех времен играет Mustang SVO 1984–1986 годов от спортивного подразделения Special Vehicle Operations, фактически прадед нынешних фастбеков и кабриолетов с 2,3-литровым «Экобустом».

Турбо-«Мустанг» задуман в качестве вызова престижным и быстрым гостям из Европы. Задача благородная, но отнюдь не элементарная в реализации, хотя бы потому, что на момент рождения SVO исходнику третьего поколения стукнуло шесть лет. Дивизион справился, буквально оторвав пони-кар от корней. Главная особенность — 2,3-литровый мотор (от 177 до 208 л.с. в зависимости от года выпуска) с безальтернативной пятиступенчатой «механикой». То не единственная фишка. Истинное петролхедское воодушевление вызывает попытка создать нечто гармоничное и рафинированное.

В Special Vehicle Operations подошли к процессу серьезно и ответственно. Инсталлировали регулируемые амортизаторы Koni, стабилизаторы поперечной устойчивости потолще, «короткий» рулевой механизм, самоблокирующийся дифференциал и 16-дюймовые колеса с шинами Goodyear 225/50VR-16. Снаружи видоизмененная передняя оптика, капот с воздухозаборником, двойной спойлер на крышке багажника.

«Для меня его особая сила — это необычное сочетание чрезвычайно хорошей управляемости, динамики и ездовых свойств. В этом автомобиле по-прежнему приятно находиться, он удобный и не раздражает», — говаривал президент Ford Дональд «Улыбающаяся кобра» Питерсен и по совместительству бывший морпех.

Мустанговский турбомотор ставили на комфортабельную двухдверку Thunderbird девятой итерации и ее премиального соплатформенника . Был и другой удивительный, ныне подзабытый турбокар — Merkur XR4Ti. Обычный для рынка США? Не совсем.

«Сьерра» появилась, когда подразделением Ford of Europe руководил небезызвестный топ-менеджер и матерый «car guy» . Позже он отправился за океан и принялся наводить свои порядки в Chrysler и General Motors. Именно в его бытность родились такие культовые машины, как . Но вернемся к Sierra. На европейских рынках она продавалась с четырьмя цилиндрами и 2,8-, 2,9-литровым V6. В Южной Африке — с «восьмеркой» на 4,9 литра. Ну а Штатам Лутц решил сосватать изысканный и харизматичный продукт с намеком на гран-туризмо.

Идея виделась жизнеспособной, однако обедню подпортило название. В светлой голове все того же Питерсена засела мысль о том, что адаптированный хэтчбек следует продавать под брендом Merkur и подчеркнуть наличие наддува литерой T. Понятно, что с именем Sierra у американского Ford в любом случае не сложилось бы – оно закреплено за пикапами GMC. Но все равно получилось чересчур экзотично.

Сотрудники дилерской сети Lincoln-Mercury, где выставлялся XR4Ti, отнеслись к новинке с прохладцей. Типичные клиенты премиальных марок не ожидали увидеть там чуждый их вкусам массовый «Форд» из-за океана с сомнительной самоидентификацией. А еще американцам сложно давалось произношение слова Merkur.

Отраслевые издания восторгались дизайном, динамикой, удобными сиденьями и хорошей управляемостью. Без недостатков, правда, не обошлось. «XR4Ti был интригующим, но противоречивым. Он выглядел этаким гонщиком, но рабочий диапазон «турбочетверки» узкий, боковая поддержка недостаточная, а комбинация дисковых тормозов спереди и барабанных сзади не внушало доверия. Покупателям, которым требовалась автоматическая коробка передач, также пришлось довольствоваться трехступенчатой коробкой передач и мощностью на 25 л.с. меньше. Комфортная подвеска и подхват на средних оборотах позволяют быстро ездить по шоссе. Но XR4Ti вряд ли был малозаметным, а круиз-контроль изначально не предлагался. В остальном он хорошо оснащен, с превосходной эргономикой, но претензию на роскошь подрывала грубая работа двигателя и случайные напоминания об обычной Sierra», — раскритиковал эксклюзивный хэтч сайт Autoweek.

Итог печален. Merkur стал жертвой завышенных ожиданий и с треском провалился на рынке. За пять модельных лет продано 42 464 экземпляров — «трешке» на смех.

Завершая разговор о «Форде» вспомним запущенный в 1988 году трехдверный лифтбек Probe. Правда, он является детищем марки поскольку-постольку: в основу легла платформа GD от спорткара MX-6 и семейства 626. «Турбочетверка» объемом 2,2 литра (147 л.с.) на Probe GT тоже хиросимская.

Chrysler и Shelby

В восьмидесятые концерн глобально обновил меню и нашел в нем место для турбонаддувных вариаций. , одному из ярчайших крайслеровских творений той эпохи мы посвятили отдельный материал. А сейчас поговорим о другой технике. И начнем с… минивэна первого поколения.

У этого примерного семьянина разные ДВС — карбюраторные и инжекторные, четырех- и шестицилиндровые. Единорогом же впору считать однообъемник 1989–1990 годов с 2,5-литровым турбомотором (152 л.с.) и массой немногим более 1,3 тонны. По некоторым данным, он способен добраться до 97 км/ч за девять секунд.

Предшественник двигателя резвого «Каравана» — агрегат «два и два». И среди его носителей есть весьма занятные модели. Например, настоящий американский хот-хэтч GLH (Goes Like Hell) с тонкой настройкой легендарного конструктора и гонщика Кэрролла Шелби. Переднеприводная коробчонка особенно хороша в 148-сильном турбоварианте GLH-T, с доработанной подвеской и тормозами.

На этом Shelby American не успокоилась и в 1986-м выкатила 500 экстремальных GLH-S (Goes Like Hell S'more). Интеркулер, новый впускной и выпускной тракт, производительная система питания, увеличенный с 0,62 до 0,82 бара наддув и — вуаля! — на выходе уже 177 л.с. и 237 Нм. Ненасытным «горячим головам» предлагался управляющий модуль для «буста» в 1,01 бар (208 л.с. и 334 Нм). Впрочем, даже без апгрейда GLH-S слегка шокирует 6,7 секундами и, очевидно, хорош в поворотах благодаря более жестким пружинам и регулируемым амортизаторами Koni.

Shelby GLH-S 1987 года — совсем другая история. Под прежним названием скрывался прокачанный Shelby Charger. Компактный переднеприводный и отнюдь не красавец. В случае с творением «Шелби» отступления от канонов и циничная эксплуатация славного имени прощалась, благо начинка по сути такая же, как у хот-хэтча.

Кроме того, 177-сильный мотор с настройками команды Шелби можно найти на таких редкостях, как лимитированный хэтчбек Shelby Lancer на базе одноименного «Доджа» и Shelby CSX, в «девичестве» — Dodge Shadow/ Sundance. Интересно, что последний под конец выступил в исполнении CSX-VNT (variable-nozzle turbo) с новым, более тяговитым двигателем прежнего литража и турбокомпрессором Garrett с изменяемой геометрией.

Конечно же, поклонники наддувных «Крайслеров» жили не одними заряженными Shelby. Так, стандартная «турбочетверка» объемом 2,2 литра и ее 2,5-литровый преемник встречался на Plymouth Caravelle, и New Yorker, /Plymouth Acclaim и других моделях.

Такова картина с американским турбо. В следующем материале мы запустим машину времени и посетим Японию. Не переключайтесь! И не забудьте прочитать первую часть очерка о европейских турбомашинах.