Войти в почту

«Луноход», длинномер и чай с имбирем: история династии водителей московских автобусов

Передача руля из поколения в поколение стала традицией в семье Дудниковых. Николай и двое его сыновей вместе работают водителями в автобусном парке на проспекте Андропова. Все трое изначально выбрали другие профессии: отец учился на мастера производства, старший сын — на преподавателя физкультуры, младший — на экономиста. Но дорога резко повернула в другую сторону, и теперь они не представляют себе иного дела жизни.

«Луноход», длинномер и чай с имбирем: история династии водителей московских автобусов
© Mos.ru

«Ежедневно наши сотрудники поддерживают и обеспечивают безопасную и эффективную работу всего транспортного комплекса Москвы. Мы ценим вклад каждого работника. Наш огромный коллектив — это наша гордость. Поздравляю коллег с профессиональным праздником. Мы продолжим улучшать условия труда в городском транспорте и готовить специалистов в нашем корпоративном университете, как поручил », — отметил заместитель Мэра Москвы по вопросам транспорта

В День работника транспорта, 20 ноября, рассказываем о том, какая сила движет династией, для чего шоферу снег, чем кабина лучше офиса и как старенький ЛиАЗ помог одному из членов семьи встретить будущую жену.

Судьбоносный автобус

Синие НефАЗы стоят в ряд на фоне светло-серых квадратных сервисных корпусов, напоминающих издали детали машин. Наверху по мосту с легким стуком бегут электрички, а если пройти насквозь территорию автобусного парка, можно увидеть, как по Москве-реке в период навигации скользят новенькие электросуда: рядом Южный речной вокзал. Кажется, что именно здесь, на проспекте Андронова, где трудится семья Дудниковых, спрятался «двигатель» транспортной системы столицы.

Дудниковы — сибиряки. Глава династии Николай начал свой путь водителя в Омске.

«До 1982 года я работал мастером в производственном училище, преподавал. Получал 150 рублей в месяц. Этих денег едва хватало, чтобы прокормить семью: у меня уже был один сын, жена ждала второго. Приближался конец советской эпохи, и зарплаты учителям стали задерживать. К тому же мне не хватало движения. Тогда я решил переучиться на более востребованного водителя автобуса. Новую специальность осваивал с нуля полгода. До этого никогда не садился за руль, поэтому пришлось нелегко», — вспоминает Николай Дудников.

В те годы по Омску ходили автобусы марки ЛиАЗ-677, которые местные называли луноходами.

«Они были многофункциональными. Например, когда случался урожай картошки, скидывали крышу с такого автобуса, загружали туда мешки и развозили по домам», — смеется старший сын Николаов.

В автобусах двигатель располагался прямо в кабине и представлял собой что-то вроде коробки. Сверху его накрывали одеялом или ковриком, и, если не хватало мест в салоне, пассажиры садились на него. А когда хватало, на двигателе дремали оба сына Николая Дудникова: их мама преподавала в школе, поэтому оставлять дома детей было не с кем и отец брал мальчишек в рейс.

«На этом двигателе я и познакомился еще в детстве с будущей женой. Ее папа работал водителем вместе с моим, и девчонка тоже каталась с нами. Потом я отслужил в армии, вернулся, увидел ее и понял: вот она, моя красавица! Я однолюб. Как с мальчишеских лет прикипел к ней, так и пошло. Вот уже 18 лет вместе, растим двух дочек», — улыбается младший сын Андрей Дудников.

Правда, несмотря на «автобусное детство», ребята не сразу решили пойти по стопам отца. Старший сын окончил факультет физкультуры и спорта Сибирского государственного университета, младший — Омский государственный институт сервиса по специальности «экономист».

Глава династии в то время уже работал водителем в Москве. Парни отслужили после учебы в армии и поехали вслед за ним, надеясь устроиться на работу по профессии. Но в начале нулевых молодые выпускники из регионов без опыта не были востребованы. Первым профессией отца заинтересовался Андрей Дудников, и с 2003 года он за рулем. Евгений Дудников пробовал себя в разных областях, а полгода назад понял, что зря терял время.

«Когда я еще учился, приезжал к отцу в Москву на каникулы и подрабатывал кондуктором в его смену. Но тогда рассуждал так: не всем же членам семьи за руль садиться, кто-то должен и в других сферах себя проявить. А недавно, когда мне стукнуло 42 года, задумался: у меня есть права категории В и С, почему бы не доучиться до Д и не начать, наконец, заниматься правильным делом?» — рассказывает Евгений Дудников.

Сыновья Дудниковы признаются, что быстро почувствовали тягу к новой работе. Мотивировали высокая стабильная зарплата и драйв: водить автобус непросто, нужно преодолеть себя. Андрей Дудников вскоре взял ипотеку и переехал с женой и дочками в собственное жилье. Евгений Дудников собирается поступить так же.

«Нас папа воспитывал так, что мы должны держаться друг за друга и быть вместе. С детства у нас, почти погодков, была одна компания, а сейчас — один коллектив», — говорит старший сын.

От «волжанок» до НефАЗов

Николай и Андрей Дудниковы водили практически все виды автобусов, которые существовали раньше. Среди них были и «волжанки», названные так по имени завода, и голицынские ГолАЗы. В начале нулевых приходилось работать на устаревших моделях, которые постоянно ломались, а топлива не хватало на удлинившиеся маршруты. Но сегодня водить автобусы по столице стало намного комфортнее.

«Евгению повезло, он сразу сел на новые НефАЗы. Мы же сами все делали в те времена: и шиномонтаж, и колеса отвинчивали, затем на место ставили. Да и управление было долгое время механическим. Попробуйте проехать на длинномере (“гармошке”) с механикой! Знаете, как я руку накачал? И в спортзал ходить не надо. А сейчас? Автомат, пневматика, навигация — только кнопки остается нажимать. Если нужен ремонт или мойка, просто отвозишь в сервис», — говорит отец семейства.

Кстати, для вождения длинномеров требуется категория Е: они приравниваются к крупным фурам. В семье Дудниковых подобная квалификация есть пока только у Николая. Его сыновья водят обычные автобусы. Впрочем, Евгений признается, что ему первое время с непривычки бывало страшно за рулем даже такой машины.

«Интенсивного движения, как в Москве, нет, наверное, нигде в России. Как говорит папа, голова должна крутиться на 360 градусов — максимальная концентрация внимания. Поэтому даже если у меня перед рейсом плохое настроение, я отключаюсь от любых проблем. Думаю только о том, что впереди моего автобуса», — делится Евгений Дудников.

Сейчас старшему сыну Николая Дудникова предстоит проверить свою выносливость зимой: до этого он работал лишь летом и осенью, когда световой день длился дольше.

«Во всех кабинах установлена система “Антисон”. Если вдруг водитель теряет концентрацию на дороге или начинает дремать, система тут же передает сигнал в диспетчерскую. Водителя снимают с рейса. Я, к примеру, в зимнее время, проехав круг, выхожу и умываюсь снегом. Бодрит!» — рассказывает Андрей Дудников.

У Евгения свой метод взбодриться: чай с имбирем, который он обязательно берет с собой в термосе.

По словам Дудниковых, когда водителя в парке ставят на маршрут, узнают его предпочтения: сова он или жаворонок. Если сотруднику трудно работать рано утром, он будет выходить в рейс во второй половине суток. Смены у всех разные. Так, Николай три дня работает, один отдыхает, Андрей садится за руль четыре дня подряд, затем у него два выходных, а Евгений как новичок трудится шесть раз в неделю.

«Продулся» и за руль

Первым делом, придя в парк перед сменой, Дудниковы получают у диспетчера свои путевки с маршрутом. Андрей и Евгений ездят по маршруту № 766 — от станции метро «Стахановская» дтанции ЗИЛ Московского центрального кольца. А их отец работает на маршруте М19 — от станции метро «Ломоносовский проспект» до Якорной улицы. В день они проходят по три-четыре полных круга. При этом каждый водитель обязан знать все автобусные линии парка на тот случай, если придется кого-нибудь заменить.

Следующий этап — медосмотр. «На нашем сленге продуться значит побывать у медика», — смеется Евгений Дудников. Такое название связано с тем, что водители должны дуть в прибор, определяющий пары этанола в организме.

Кроме того, нужно измерить давление и температуру. Все происходит автоматически: сотрудник парка сам надевает на руку манжетку и прикладывает ко лбу электронный градусник в маленькой кабинке, установленной в медпункте. Результаты моментально высвечиваются на мониторе врача.

«Обмануть не получится. С давлением вообще надо быть осторожным: если верхнее меньше 100 или, напротив, выше 140 — в рейс не допустят», — говорит Евгений Дудников.

Затем водители идут осматривать свои автобусы. Важно, чтобы двери не оставались открытыми во время движения, на кабине не было сколов, работали валидаторы.

Когда рейс закончен, Дудниковы отвозят автобусы в мойку и на заправку и снова идут «продуваться». Рабочий день промелькнулном НефАЗа вместе с ЗИЛом и университетским городком.

Непрерывное движение

Николаю Дудникову 66 лет. Он уже на пенсии, но продолжает работать. «Наверное, пора завязывать, но не могу без этого движения. Затянуло», — говорит он.

Сыновья отца понимают. Евгению, например, нравятся постоянная смена лиц, людей и чувство ответственности за их безопасное путешествие.

«Рулить — это как управлять крупной компанией. Только не приходится сидеть в офисе — здесь ты “директор” автобуса, который всегда в дороге», — рассуждает Андрей.

Тем не менее Дудниковы не мечтают о том, чтобы последующие поколения унаследовали семейную профессию. У Андрея дочки, а водить автобус, с его точки зрения, дело непростое. Евгений пока не женат, но, даже если у него родится сын, он предоставит ему самостоятельный выбор жизненного пути.

«Мне кажется, на нашу династию хватит водителей. Пусть мой будущий наследник реализует какие-нибудь еще мечты и планы», — резюмирует Евгений Дудников.

Хотя это лишь его предположение. Время покажет.