Войти в почту

Куряне после ДТП не получили выплату и судятся с Росгосстрахом за 383 тыс., перечисленные непонятно кому

Весной 2022 года Екатерина К. (фамилия не указана по её просьбе) на автомобиле, принадлежащем мужу, попала в аварию по вине другого водителя. сильно пострадал: смята левая сторона, справа вывернуто переднее колесо, ездить машина не могла. Неясно было, стоит ли автомобиль ремонтировать или его признают тотальным (это значит, что он не подлежит ремонту или его стоимость слишком велика). Курянка пошла в и подписала бумаги, которые ей дал страховой агент. Ей сказали, что машину отремонтируют или им выплатят компенсацию. Однако скоро выяснилось, что за ремонт страховая не платила, а компенсацию перечислили постороннему человеку. Екатерина с супругом Дмитрием обратилась в суд. Просто поставьте подпись Екатерина рассказала о том, что им изначально говорили в страховой, что оплатят ремонт машины или отдадут им деньги по страховому возмещению. Женщина рассказывает свою версию событий: – После аварии я позвонила в Росгосстрах. Муж работает в Брянске, ему сложно было приехать. Сказали привезти письменную доверенность от мужа, что я могу заниматься этой аварией. Приехала в страховую, там страховой агент Лемешко сказал мне обратиться к автомастеру Хардикову, что у него будет проходить ремонт, замечательно вам всё сделает. Подписала документы, которые он мне давал, показывал, где расписываться. Не вникала в содержимое документов, а поверила словам агента, что я даю право страховой компании заниматься своим страховым случаем. Дмитрий К., супруг Екатерины, рассказывает, что было дальше: – Договорились с Хардиковым, что эвакуатор машину заберёт для осмотра. Мы приехали на стоянку, отдали ключи, нам сказали, что позвонят, пригласят, когда будет оценка. При этом автомастер попросил у людей денег за ремонт. – Он подъехал с перечнем работ. Насчитал нам ремонт дополнительный за 30 тысяч, якобы не связанный с аварией (покраска и мелкий ремонт). Я сказала, деньги отдам, когда заберём машину, и спросила, может, лучше признать тотальной? Он меня переубеждал: «Да что вы, всё хорошо». При этом документов никаких не привёз, сказал, всё потом в страховой получите. Я Лемешко звонила, спрашивала, когда будет оценка. Он ответил, что все вопросы теперь решайте с Хардиковым, и бросил трубку. Потом созванивалась с Хардиковым, тот сказал, что оценку провели без нас, мол, зачем вам зря мотаться, и что будут ремонтировать машину дальше, – объясняла Екатерина. Ремонта нет, денег нет Забегая вперёд, отметим, что позднее в суде представитель Росгосстраха сообщал, что осмотр машины был проведён 17 мая 2022 по заданию Дмитрия К. На заседании Дмитрий К. напрямую спросил у представителя Росгосстраха, где был проведён осмотр и кто присутствовал. Тот ответил: – Осмотр производили в Курской области, Курчатовский район, п. им. Карла Либкнехта, при участии Лемешко и Дмитрия К. Протокол осмотра подписан Лемешко. Дмитрий возмутился, поскольку его там не было. Он предоставил документы с работы, что тогда находился в Брянске. Кроме того, ему с женой не сообщили, когда и где будет осмотр. При этом по закону заинтересованные лица должны быть официально уведомлены об осмотре автомобиля оценщиком (за 3 рабочих дня или за 6, если это другой город). Но, как оказалось, на этом проблемы только начинались. – Забирали машину 15 июля 2022 года. Хардиков приехал, сказал, что всё сделал, и повреждения из-за аварии, и остальное. За ремонт, не относящий к аварии, 30 тысяч потребовал. Отдали деньги ему. Оказалось, ремонт отвратительный, всё сыпется, куда зря моргает, ничего не работает. Что он там чинил после аварии, чинил ли вообще, непонятно. Никаких документов он нам не давал, я не подписывал, ключи отдали – и всё. Сказал, в страховой всё заберете. И ещё добавил, что вам надо заново страховой договор заключить. Мы тогда ещё не поняли, почему заново, у нас же ещё срок договора не истёк, – жалуется Дмитрий. Супруги позвонили на «горячую» линию Росгосстраха. Они спросили, надо ли перезаключать договор. Екатерина вспоминает, как в ответ возмутились: «Машина тотальная, вы же уже получили выплату, что вам ещё надо?». Тогда супруги поняли, что попали в какую-то непонятную схему, ведь никаких денег они не видели. В суде После этого муж курянки обратился в Росгосстрах. Там ответили, что у них на руках есть подписанный договор цессии (передача права на выплаты за машину) от него к некой Рымаровой. Эту фамилию супруги услышали впервые в жизни. В Росгосстрахе хозяевам машины отказались что-то выплачивать. По словам супругов, начальник филиала им ответил, что таких, как они, полно, добавил, что не собирается их слушать, будет общаться только письменно, и выгнал из кабинета. Они посчитали, что им не отдали положенную по закону страховую выплату, и обратились в Ленинский суд с иском о взыскании страховой выплаты, признании договора цессии недействительным и компенсации морального вреда в 30 тысяч. Представитель Росгосстраха потребовал оставить иск без рассмотрения сразу по трём причинам. Во-первых, истец якобы не попытался договориться миром до суда. Во-вторых, оснований для выплаты компенсации по моральному вреду нет. В-третьих, по мнению Росгосстраха, права на выплаты за машину принадлежат Рымаровой (они отправили ей деньги на условиях полной гибели автомобиля), а значит, Дмитрий не имеет права заявлять к ним какие-то претензии. В суде представитель страховой говорил, что всё сделано строго по закону, не подкопаешься: – Машина была признана тотальной, не подлежащей ремонту. В страховую поступил договор цессии, заключенный 20 мая 2022, все права перешли Рымаровой. Никаких нарушений мы в нём не усмотрели. 383,5 тысячи ей выплатили. Мы уведомили истца об отсутствии основания для выплат Хардикову по ремонту. Мы считаем, что являемся ненадлежащим ответчиком. Много нестыковок Истец спрашивал на заседании: – Почему не уведомили меня, что машина тотальная? – До этого нам поступила цессия, права перешли Рымаровой. Уведомили ли об этом Рымарову и как вообще они работали с ней, представитель Росгосстраха не уточнил. При этом интересно, что по документам Росгосстраха осмотр машины был ещё 17 мая, а договор по уступке прав поступил к ним 1 июня, не до, а после. Но Дмитрия почему-то всё равно не уведомили. Мужчина спрашивал, почему они вообще решили, что договор цессии настоящий, если он его не отправлял. Представитель Росгосстраха на суде отвечал путано: – Отправителем документа был истец. Мы знаем сторону, но не знаем способ отправления. Из материалов дела ясно, что документ был доставлен нарочным. Его могла и Рымарова отправить, мы не знаем. По словам представителя Росгосстраха, они не платили Хардикову (который якобы делал ремонт после аварии). По данным страховой, стоимость восстановительного ремонта с учётом износа составила 363 тысячи рублей. Но интересно, что при этом у Хардикова и Рымаровой подписан договор по ремонту автомобилей. В договоре указано, что он заключён 1 января 2022 года. К нему приложены работы по наряд-заказу на этот Nissan Note на те же 363 тысячи рублей. Кто виноват? Екатерина говорит, что она не подписывала никаких документов ни с Хардиковым, ни с Рымаровой. Если верить Росгосстраху, то страховая не предоставляла Рымаровой договор цессии или иные документы, подписанные Екатериной. Но тогда неясно, каким образом подписанная цессия попала к Рымаровой и почему она получила деньги на ремонт чужого автомобиля без ведома его владельца. Впрочем, ответ конкретно на этот вопрос оказался довольно прозаическим. Росгосстрах в декабре 2022 года обратился в следственное управление УМВД по г. Курску. 27 октября 2023 года следователи возбудили уголовное дело по ч. 3 ст. 159 (мошенничество с использованием служебного положения и в крупном размере). Формулировки расплывчатые: неустановленные лица в неустановленном месте группой лиц по предварительному сговору завладели 383,5 тысячами рублей, потом средства перевели на счёт Рымаровой. Интересно, что следователи считают, что деньги принадлежали «Росгосстраху», а не хозяевам машины, и пострадавшая сторона – это страховая, а не их клиенты, которые не получили выплат. Сведения о деле судья запросил у УМВД, и с третьей попытки месяц спустя их суду всё-таки предоставили. Самое интересное – это объяснения Рымаровой, которые она давала следователю под протокол. Она призналась, что Хардиков – её родственник, который предложил ей подписать договор цессии с незнакомым человеком, чтобы получить по нему страховую компенсацию на ремонт автомобиля. По словам Рымаровой, Хардиков дал ей на подпись договор и акт приёмки выполненных работ. Хозяина машины рядом не было, была ли его подпись, Рымарова «не помнит» и уверяет, что документы в Росгосстрах относил кто-то другой, а с Лемешко она не встречалась. По её словам, её карточка была у Хардикова, и он сам перевёл себе деньги, а она не возражала. Росгосстрах потребовал привлечь в суд Хардикова, истец и Росгосстрах вместе просили обеспечить участие в деле Рымаровой. Но те двое не захотели и просто не пришли на заседания суда, поэтому их показания получить не удалось. Дмитрий и Екатерина уверены, что их обманули: сообщили, что машина подлежит ремонту, и не пригласили на оценку, чтобы получить страховую выплату. Но выяснить и доказать, кто именно из заинтересованных сторон виноват в произошедшем (или, может, все они сразу), супруги до сих пор не могут. Хочется надеяться, что у следователей всё-таки получится разобраться.

Куряне после ДТП не получили выплату и судятся с Росгосстрахом за 383 тыс., перечисленные непонятно кому
© Курские известия