Ещё
, фотограф, самогонщик-любитель, Фрязино Летим мы, значит, в кювет где-то в полях Владимирской области. Я, матушка и непристегнутая бабуля на заднем сиденье. Летим быстро, лихо и приземляемся именно тогда, когда дружный крик на вдохе заканчивается. Бабуля даже не охнула, всю энергию потратив на то, чтобы приземлиться кверх тормашками и ничего себе не сломать. И вроде вышло. «Живые?» — спросил я у охающей мамы и молчащей прародительницы. «Живые», — чуть ли не хором ответили они. Тут я, кажется, первый раз выдохнул за последние 30 секунд, показавшиеся, конечно, вечностью. Как в «слоумошн видео», я ощущал этот полет плавно и красиво. А теперь, после «удачного» приземления, в голове уже крутилась калькуляция ремонтных работ. А начиналось все мирно. «Дашь попробовать проехать?» Маман давно с правами, и примерно так же давно без опыта вождения: отучилась, сдала экзамен по-честному с первого раза, и все. Сперва отец сильно переживал за свой первый «жигуль», потом переживал за второй, потом за четвертый «Гольф». Ну а мне отчего же не дать? 100 — машина хоть и любимая, но вполне понятная, относительно безопасная по тем временам и не особо дерзкая со смешным двухлитровым мотором. Даром, что на «ручке». Первый раз я заволновался, когда матушкой был проигнорирован знак «крутой поворот». Потом — когда на горизонте показались «уступи дорогу» и знак Т-образного перекрестка. Хорошо еще, что кругом поля и нулевой трафик. Я успел только сказать «поворачивай», и мы на всех тех 40 км/ч стали вваливаться в поворот. Водительница со страху, конечно же, перепутала педали и поддала еще газа: в кювет мы уже влетали на первой космической. Выбрались из салона и вытащили бабулю с заднего сиденья, как танкисты в фильмах про войну вытаскивают раненых сослуживцев. Женщины испуганы, я расстроен. Вспомнил, что первым делом надо бы спасти аккумулятор. Чтобы не вытек и не расплавил своей кислотой все вокруг. А аккумулятор в «сотке» — под задним сиденьем. Полез в еще не горящий, но уже подбитый танк. За это время две машины проехали мимо и еще две остановились. Обитатели одной из них решили помочь. Совместными усилиями перевернули машину на колеса, раздавив при этом стекло в водительской двери и добив сплющенное зеркало. Дальше — проще. Решив не терять времени, я на скорую руку поставил аккумулятор обратно под сиденье, подключил, завел машину и выскочил из кювета в ближайшем удобном месте. Вызвали — тогда еще — милицию, чтобы оформить справку об аварии. На улице стояла уже совсем не ранняя осень, ждали, грея машину. Благо бензин никуда не утек, и мотор работал исправно. Ждали, конечно, почти молча, блуждая каждый в своих таких же, как и осень вокруг, хмурых мыслях, тишину которых вдруг нарушила бабуля с заднего сиденья: «Дима! Выключи подогрев сидений, жарко!» Сперва, конечно же, я не понял, откуда бабуля знает о функции подогрева задних сидений вообще: в то время и передние-то грелись не везде. Поэтому я удивился вдвойне, застав бабулю на заднем сиденье в клубах дыма. Она, как настоящий ветеран тыла, сидела и продолжала настаивать на том, чтобы я хотя бы убавил печку. Как выяснилось чуть позже, терпела она стойко. Когда стало тепло, она восприняла это как благо. Когда горячо — как временное неудобство. Когда начало жечь — решилась попросить выключить подогрев. К тому времени раскаленный каркас подушки заднего сиденья, замкнувшийся на плюсовую клемму аккумулятора, уже расплавил поролон, прожег обшивку, справился с пальто и платьем бабули и дожигал дырку в ее панталонах. Бабуля горела, а свежеобслуженный генератор Audi 100 продолжал вырабатывать достаточно энергии, чтобы питать мотор и этот небольшой гриль. Бабулю спасли, пальто зашили, панталоны выкинули, ментов не дождались, а самым сложным в этой истории оказалось объяснить следующему покупателю автомобиля происхождение внушительной горелой дырки на заднем сиденье. Ведь обманывать я не люблю, а короткие истории рассказывать просто не умею.
Видео дня. Эксперты рассказали, что может стать причиной возгорания машины
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео