Автоновости
ДТП
Тест-драйвы
Бортжурнал
ПДД
Экзамен

Усиление ответственности как усиление коррупции: к чему привела реформа Нацполиции Украины

Пресс-конференция была посвящена «новым штрафам до 51 тысячи гривен» и вопросу о том, «улучшит ли жесткое наказание водителей ситуацию на дорогах».
Усиление ответственности как усиление коррупции: к чему привела реформа Нацполиции Украины
Фото: Украина.руУкраина.ру
Сколько заплатит пьяный водитель
Новым законом увеличивается ответственность за управление автомобилем в нетрезвом виде от 17 тыс. грн (50 500 р.) за первый случай до 51 тыс. грн (151 500 р.) с лишением водительских прав на 10 лет за второй случай. За третий случай — конфискация авто. В случае смертельного ДТП в нетрезвом виде его виновнику грозит наказание от 5 до 10 лет лишения свободы. С одной стороны, полицейским запретили безосновательно останавливать авто. Однако есть и счастливая находка для полицейских — такие причины, как «неуверенное вождение», «поиск угнанного авто», «грязная машина», позволяющие останавливать водителей для проверки.
За побег с места дорожно-транспортного происшествия штрафы должны быть повышены до 3,4 тысячи гривен (10 300 р.), тогда как сейчас это 255 грн (670 р.). Такой же штраф в размере 3,4 тысячи грн предлагают ввести за превышение скорости в населенных пунктах более чем на 50 км/ч. При этом за превышение скорости от 20 до 50 км/ч будут штрафовать на 340 грн (1000 р.). Вырастут штрафы и для пешеходов. За переход в неположенном месте придется заплатить 255 грн (760 р.) вместо 51 гривны (150 р.).
Данный закон допускает требование сотрудника полиции выключить зажигание и вытащить ключ зажигания из замка, когда отключается и видеорегистратор, что не позволит водителю фиксировать нарушения со стороны полицейских. Таким образом, водители буквально остаются беззащитными перед возможным произволом со стороны полиции.
Почему штрафы не работают
Возле Рады в момент принятия закона митинговали его противники. По их мнению, его принятие приведёт, что полиция будет «кошмарить» водителей под предлогом проверки на алкоголь, принуждая «откупаться», и это лишь усугубит ситуацию с коррупцией в правоохранительных органах. Вместо данного законопроекта они предлагают ввести уголовную ответственность за вождение в нетрезвом виде.
Законопроект был предложен еще летом прошлого года как реакция на кровавое ДТП в Козине Киевской области: пьяный водитель убил целую семью. По статистике, на Украине ежедневно в ДТП погибают в среднем 15 человек и 150 получают травмы. В этом плане страна занимает едва ли не первое место в Европе. В МВД считают, что принятие этого закона на 10-15% снизит смертность на дорогах.
Тем не менее на пресс-конференции 18 феврИгорь Серков отметил, что штрафы повышаются регулярно, но это почти никак не влияет на снижение нарушений, в том числе и на количество пьяных за рулем.
Он также отмечает, что качество «отреформированной» полиции оставляет желать лучшего. В патрульной полиции большая текучка кадров, и для поступления туда необходимо лишь достигнуть 18 лет. Такие полицейские зачастую не в состоянии адекватно оценить действия водителя, что открывает путь для масштабных злоупотреблений, особенно при больших суммах штрафа. По его мнению, для начала необходимо комплексно изменить сам подход к набору в полицию.
Участники конференции также отмечают, что сложившаяся на Украине практика предполагает дачу взятки в размере немного меньше суммы штрафа. Иными словами, если штраф за нетрезвое вождение 500 гривен, то отпускают нарушителя за 400, а если 5000 — то за 4000 соответственно. Проще говоря, повышение суммы штрафа без уничтожения коррупции ведет лишь к увеличению доходов нечестных рядовых полицейских и их непосредственного начальства.
Еще один адвокат, Владимир Володарский, отмечает, что неслучайно законопроект лоббировали силовики, также подчеркивая низкое качество подготовки сотрудников полиции. Особую тревогу у него вызывает возможность для полицейских самостоятельно оценивать поведение водителя. Он утверждает, что половина протоколов за пьяное вождение составляется на абсолютно трезвых водителей, которых каким-то образом обманули, заставив подписать отказ от медицинского освидетельствования. В таком случае водитель считается априори виновным, а суд ориентируется на оценочные суждения полицейского.
В своей собственной практике он вспоминает анекдотичный случай: в Запорожской области полицейские остановили водителя-иностранца, обвинив его в нетрезвом вождении. На суде единственным «доказательством» были слова самих полицейских. По их оценке об алкогольном опьянении свидетельствовал красный цвет лица. Их нисколько не смутил тот факт, что водитель был чернокожим — афроамериканцем. Они продолжали это утверждать в суде, глядя в лицо обвиняемому. Сам факт уже является ярким свидетельством уровня грамотности полицейских. По словам адвоката, у водителя больше шансов без вины быть привлеченным к ответственности, чем попасть в ДТП пьяным.
Такая практика у большинства людей просто разрывает связь между нарушением и наказанием. Аналогичная разобщенность межу этими понятиями возникает у граждан и когда они видят вседозволенность и безнаказанность ультраправых в присутствии полицейских.
Участник пресс-ко Коновалов, эксперт общественной кампании «Евро-Патруль» утверждает, что для МВД этот закон важен лишь потому, что повышает доходность ведомства, чтобы аргументировать затем необходимость повышения зарплат. По его словам, требования к сотрудникам полиции постоянно лишь занижаются. И основная проблема на Авакова — вопрос кадров.
Некомпетентность, как результат реформы
Реформировать ведомство бессменного Авакова начали вскоре после Евромайдана в 2014 году. Заявленной целью «проевропейских» реформ значилось, в том числе и снижение коррупции. В конце 2014 года Кабинет министров назначил первой заместительницей министра внутренних дел Эку Згуладзе иСаакашвили, которая активно занималась этой реформой. Многие старые кадры уволили, набрали 15 тысяч новых патрульных полицейских. Они чаще стали делать селфи с милыми улыбками и котиками для официальных мероприятий. Однако за кадром кроется совсем иная реальность — не столь приглядная.
«Сегодня этот проект [реформы полиции] практически умер, — говорит директор Харьковского института социальных исследований Денис Кобзин, который участвовал в реформе и годами занимается мониторингом правоохранительных органов. — Сегодня в патрульной службе очень высокий «некомплект», в некоторых городах не хватает до половины офицеров. Набрать новых трудно — заработная плата неконкурентна, бонусов практически нет. Львиная доля мотивированных ребят уже покинули службу, разочаровавшись в увиденном».
«Фашисты, полиция — одна коалиция»
В провале реформы грузинские реформаторы винили Авакова, а тот — грузинских реформаторов. Тем временем, по данным того же Харьковского института социальных исследований, незаконное насилие в полиции на Украине осуществлялось каждые 49 секунд. Арсен Аваков в прошлом году даже в какой-то степени оправдал пытки и избиения со стороны полицейских, заявив, что полиция — часть народа, стало, быть, преступления со стороны полицейских — вполне нормальное явление, так как их совершают и обычные представители этого народа.
Как сообщало в прошлом году издание «Страна», комментируя пытки и изнасилования женщины, совершенные полицейскими в городе Кагарлык, излюбленным методом украинских полицейских при дознаниях является избиение именно томом Уголовного кодекса. «Из простых методов добычи показаний применяются удары любым журналом, но чаще — Уголовным Кодексом или УПК плашмя по затылку или сбоку по лицу. Синяков не остается, но удар приводит к потере сознания и сотрясению мозга», — рассказывает журналистам украинский полицейский.
Одной из проблем реформы стал подход к подбору кадров. На службу стали активно привлекать националистов, неонацистов и участников Евромайдана, формируя состав лояльный к новой власти и Арсену Авакову лично. Поскольку злостными нарушителями и преступниками на Украине зачастую становятся националисты, они могут рассчитывать на снисхождение своих сотоварищей.
Тот же министр Аваков не единожды лично «вписывался» за преступников на основании их службы в его ведомстве или участии в АТО. В конце прошлого года он приложил немало усилий для освобождения в Италии своего подчиненного, наия Маркива, осужденного за причастность к убийству журналистов. Националисты/неонацисты и полицейские зачастую действуют сообща, в том числе в атаках на оппозиционные телеканалы, митинги сторонников Партии Шария или вовремя не заплативших дань бизнесменов. Украинский Медведько, обвиняемый в убийстве Олеся Бузины в январе похвалил полицейских за разгон антифашистской акции в Киеве, написав открыто, что «фашисты, полиция — одна коалиция».
Безнаказанность рождает безнаказанность, поэтому не только неонацисты, но и рядовые полицейские чувствуют вседозволенность. В 2019 году относительно сотрудникорокуратура открыла 263 производства, но только 8 из них дошли до суда. Так называемый гражданский контроль над действиями полиции отдан на откуп националистическим организациям, что фактически формирует круговую поруку. По этой причине любые ужесточения и наказания не особо влияют на само количество нарушений. Законопроекты фактически влияют на размер незаконных доходов сотрудников ведомства — от рядовых патрульных до Арсена Авакова.