Автоновости
ДТП
Тест-драйвы
Автоэксперт

Новости автомира: почему дешевеющая на внутреннем рынке нефть не тянет за собой цены на АЗС

По данным , в России с мая падают внутренние цены на нефть, газ, уголь и топливо. Это происходит на фоне их стабильно высоких мировых котировок и тенденции скорее к росту, а не к снижению.

Почему дешевеющая нефть не тянет за собой цены на АЗС
Фото: Сергей Мальгавко/ТАСССергей Мальгавко/ТАСС

Сразу стоит обозначить, что речь идет об оптовых ценах производителей. Например, добытчиков нефти или нефтеперерабатывающих заводов (НПЗ), выпускающих бензин. В идеале снижение цен на их товар должно было вызвать аналогичное удешевление продукции на розничном рынке. Но этого не происходит. За май и июнь бензин в рознице подешевел только на 0,3%. Для сравнения, в мае по сравнению с апрелем при поставках на внутренний рынок цены производителей снизились на нефть - на 33,7%, а на бензин - на 10.1%. В июне, по сравнению с маем - еще на 8,9% и 1,3%, соответственно. То есть, предположим, если бочка нефти в апреле в России стоила 100 долларов, то в мае ее цена была уже - 66,3 доллара, а в июне - 60,4 доллара. При этом цены на бензин за этот период в рознице снизились только на 17 копеек, с 50,74 рубля до 50,57 рубля за литр.

Видео дня

Причина такой разницы в особенностях фискальной системы и механизмов ценообразования на розничном рынке топлива, электроэнергии и газа. Тарифы на электричество и газ регулируются государством, а АЗС почти весь прошлый год работали в убыток, сдерживая рост цен, и сейчас не стремятся снижать стоимость вслед за оптом. К тому же, по последним данным ИГ "Петромаркет", рентабельность продажи летнего дизеля на российских заправках по-прежнему находится в отрицательной зоне, то есть приносит убытки.

Есть и еще один момент, психологический, связанный с автомобильным топливом. Опустить цены владельцы АЗС, конечно, смогут без противодействия государства, но если в опте нефть, а за ней бензин опять начнет дорожать, то обратно поднять цены на заправках будет значительно сложнее.

В результате мы видим странную ситуацию, когда энергетическое сырье на внутреннем рынке дешевеет, а производные из него продукты в рознице почти не меняются в цене. Но стоимость энергоносителей может разгонять или, наоборот, сдерживать инфляцию, яркий пример тому - ее рекордные показатели в США и Европе, где цены на газ, нефть и уголь бьют рекорды. У нас же, несмотря на серьезное снижение цен производителей, по данным Росстата, была зафиксирована дефляция только в июне - и всего на минус 0,35% по сравнению с маем этого года. Почему нет схожего с западными странами процесса, но в обратную сторону?

В первую очередь дело в причинах снижения цен производителей углеводородов. По мнению замгендиректора ЦМАКП , это реакция на укрепление рубля. Причем рынок реагирует на это с опозданием до трех месяцев, уточняет эксперт.

Цены на нефть, газ, уголь и нефтепродукты у нас привязаны к мировым и экспортным котировкам в долларах и евро. С этой привязкой рассчитываются налоги в рублях. А рубль с начала марта этого года укрепился к этим валютам более чем в два раза. Соответственно упали и цены производителей. АЗС и в целом розничная торговля с экспортом связана значительно меньше, только если это не рынок компьютеров, телефонов или, например, кофе, поэтому влияние укрепления рубля на цены здесь значительно меньше.

Но в ряде ситуаций важный фактор снижения цен - это не укрепление рубля, а избыток предложения на внутреннем рынке, считает заместитель гендиректора Института национальной энергетики . В наибольшей степени по этой причине с февраля текущего года упали цены на пропан-бутан (в опте с начала года они упали в 3 раза). Но избыток может возникнуть не только по причине снижения внутреннего спроса. На некоторые продукты спрос на российском рынке за последние месяцы даже вырос. Например, это касается бензина. Его потребление растёт из-за периода отпусков и увеличившегося количества автотуристов, отмечает Фролов.

Одной из основных причин избытка предложения и падения внутренних оптовых цен на энергоносители является сокращение объемов экспортных поставок из-за санкций, считает Заместитель руководителя практики Управленческого консалтинга Группы "Деловой профиль" Александра Шнипова. Кроме этого российская нефть на мировом рынке торгуется с дисконтом до 40% по сравнению с ценой марки Brent. А попытки Запада ограничить закупочные цены нашей нефти потолком в 40-60 долларов за баррель, в очередном санкционном пакете, могут привести к тому, что нефтяники и вовсе перестанут поставлять ее на рынки недружественных стран, подчеркивает она.

Естественно, снижение цен производителей нефти, газа и угля - это уменьшение доходов федерального бюджета. В 2021 году их доля в поступлениях в казну составила почти 36%, в 2022 году ожидается, что она превысит 40%. Но основные доходы бюджет получает по налогу на добычу полезных ископаемых (НДПИ) от валовых объемов производства и по экспортной пошлине. Снижение цен производителей - это уменьшение прибыли компаний, а значит, рентабельности добычи. Если к этому прибавить еще избыток предложения на внутреннем рынке из-за проблем с экспортом углеводородов, а также укрепление рубля (налоги платятся в рублях, но в ценах по курсу доллара), то в итоге это может привести к снижению производства, а в результате, еще большему снижению доходов бюджета.

Мы делали расчеты, при курсе 60 рублей за доллар рентабельность добычи нефти почти нулевая, а при 50 - она уходит в минус, уточняет Сальников.

На фоне происходящей дефляции, которая в этом году началась гораздо раньше, можно ожидать, что снижение стоимости нефти, угля, нефтепродуктов продолжится до осени, считает Шнипова. С ее точки зрения, критичным падение цен на энергоносители, конечно, не станет, но негативное влияние санкций все-таки может подтолкнуть производителей сократить объемы производства.

По мнению Фролова, на компании, которые работают не только для российского, но и для внешнего потребителя, происходящее не окажет значимого негативного воздействия. Но в то же время не стоит сбрасывать со счетов фактор перестройки логистических цепочек, который может оказать негативное воздействие на финансовые результаты.