Ещё

Скептики против электрокаров. Возможен ли отказ от двигателей внутреннего сгорания 

Правительство России намерено стимулировать спрос на электрокары: речь идет о субсидиях, программах льготного кредитования и автолизинга. Кроме того, власти готовы поддержать компании, создающие зарядную инфраструктуру. Соответствующее письмо вице-премьера Аркадия Дворковича, по информации «Известий», было разослано во все профильные ведомства и институты.

В то время как Россия делает первые шаги на пути электрификации транспорта, Европа готовится полностью отказаться от использования дизеля и бензина в ближайшие 20-25 лет. По крайней мере, декларирует это намерение. Так, мэрия Парижа намерена досрочно запретить эксплуатацию автомобилей с двигателями внутреннего сгорания — ограничения могут вступить в силу уже в 2030 году. Общенациональной датой, после которой продажа и использование автомобилей на ископаемом топливе во Франции будет прекращено, является 2040 год.

К этому же времени должны быть остановлены продажи автомобилей на бензине и дизеле в Великобритании. Норвегия собирается сделать это раньше, к 2025 году. Наконец, в октябре 2016 года Бундесрат принял резолюцию, призывающую к запрету автомобилей с двигателями внутреннего сгорания на территории Германии к 2030 году. Впрочем, несмотря на межпартийную поддержку, документ не получил законодательной силы.

Предпосылки запрета

О переходе на «чистый» транспорт говорилось давно, однако нынешние решительные заявления являются частью общемировой реакции на «Дизельгейт» (по аналогии с Уотергейтским скандалом, закончившимся отставкой Ричарда Никсона) — крупнейшую в истории автомобильной промышленности аферу, связанную с сокрытием информации о вредных выбросах. В 2015 году группа исследователей из Университета Западной Вирджинии (WVU) обнаружила, что дизельные автомобили Volkswagen оснащены программным обеспечением, позволяющим распознать тестовый режим и кратковременно снижать токсичность выхлопа. Таких машины было выпущено более 11 миллионов. Последовавший скандал вынудил уйти в отставку генерального директора автоконцерна Мартина Винтеркорна; в 2016 году акционеры вчинили Volkswagen иск на $4 млрд

Дизельные автомобили широко пропагандировались в Европе с момента ратификации Киотского протокола в 1997 году: так как выхлоп дизеля содержит меньше оксида углерода (СО), чем продукты сгорания бензина, долгое время считалось, что будущее — за транспортом на «тяжелом» топливе. Правительства охотно предоставляли владельцам таких машин налоговые преференции. Однако в «нулевых» годах выяснилось, что дизель чрезвычайно опасен из-за высокого содержания в выхлопе оксида азота (NOx). Это соединение усиливает действие канцерогенных веществ, снижает иммунитет, возможно, даже приводит к развитию деменции. Кроме того, частицы сажи вызывают аллергию и провоцируют приступы астмы. Как отмечает BBC, уровень оксида азота в крупных городах Великобритании превышает опасные пределы, а загрязненный воздух является причиной 40 000 преждевременных смертей ежегодно.

Все это стало известно не вчера, но грандиозная афера Volkswagen значительно укрепила позиции экологов и развязала им руки. Можно с уверенностью сказать, что двадцатилетняя эпоха господства дизеля в Европе подходит к концу: с 2025 года «солярка» окажется под запретом даже в Мюнхене и Штутгарте — на родине BMW, Daimler и Porsche. Но не преждевременно ли «зеленые» замахнулись на бензин? Возможно ли сегодня обойтись без ископаемого топлива, полностью заменив автомобили с ДВС электрокарами?

Транспорт на субсидиях

Может показаться, что электротранспорт действительно вступает в свой золотой век: практически все крупные производители стремятся расширить линейки электромобилей; так, концерн Volvo объявил о том, что уже с 2019 года все машины марки будут оборудованы электродвигателем — в качестве основного, или в дополнению к ДВС. Компания Tesla придала отрасли существенней импульс, продемонстрировав, что электрокары не обязательно должны быть скучным, маленьким городским транспортом — они могут успешно выступать в классе «люкс». Сегодня «машины на батарейках» проникают в самые разнообразные сегменты — от SUV до коммерческого транспорта.

Согласно данным портала EVvolumes, электротранспорт демонстрирует беспрецедентные темпы роста. Хотя количество таких машин сегодня невелико — около 2 млн (0,2% от мирового автопарка), ожидается, что к 2020 электрокаров будет уже 20 млн, а спустя еще десять лет они займут 30% мирового парка автомобилей. Отметим, впрочем, что портал складывает воедино «чистые» электрокары и гибриды с ДВС.

Оптимизм поклонников электротранспорта не разделяют скептики, считающие, что его будущее все еще под большим вопросом. Как отмечает The Wall Street Journal, наблюдаемый всплеск интереса обеспечивается щедрыми государственными субсидиями. А что происходит, когда покупатели перестают пользоваться преференциями? После того, как Гонконг отменил налоговые скидки для Tesla, продажи марки упали до около нулевой отметки. Буквально: в мае не было зарегистрировано ни одного нового автомобиля Tesla, хотя по итогам первого квартала было реализовано 3,7 тыс. машин. Ранее Илон Маск называл этот город «маяком для электромобилей». В Грузии, которая была одним из европейских лидеров электромобилизации, реализация такого транспорта рухнула на 80% после истечения срока предоставления налоговых льгот. Получается, что электромобили сами по себе не слишком привлекательны для покупателей — по крайней мере, на сегодняшний день.

Битва за будущее

Их минусы хорошо известны — главные, это значительная цена, примерно вдвое превышающая стоимость автомобилей с ДВС аналогичного класса, плюс слабо развитая инфраструктура. И хотя оптимисты предсказывают снижение стоимости аккумуляторных батарей, что позволит электротранспорту в течение 8-10 лет сравняться в цене с традиционным, они не учитывают развитие технологий в целом. Ведь разработчики ДВС тоже не собираются стоять на месте, они будут предлагать все более «чистые» двигатели — на водороде или природном газе. Не получится ли так, что в ближайшее десятилетие электромобили в значительной степени утратят экологическое преимущество?

Наконец, решающий фактор — стоимость нефти. Ведь толчок к развитию электротранспорта дал бум нефтяных цен «нулевых» годов. Согласно подсчетам экономистов Массачусетского технологического института (MIT), при нынешней стоимости аккумуляторных батарей повсеместный переход на электротранспорт будет экономически целесообразным, если цена барреля нефти подскочит до $300. Но даже если аккумуляторы подешевеют в 2,5 раза, технологическая революция все равно не состоится до тех пор, пока цена нефти не превысит $90 за баррель. Получается, для развития электротранспорта необходимо сочетание двух факторов: батареи должны неуклонно дешеветь, а нефть, напротив, удерживаться на довольно высоком уровне. И, в отличие от первого, за второе никак нельзя поручится.

Возобновляемые источники энергии, которые часто упоминают в связке с электромобилями, не в состоянии переломить ситуацию. Действительно, стоимость солнечной энергии снизилась на две трети в период с 2009 по 2014 год, но, одновременно, были разработаны новые, более выгодные методы добычи ископаемого топлива. К примеру технология N-Solv, позволяющая добывать нефть из битуминозных песков эффективнее и с меньшими затратами. Как отмечают эксперты MIT, человечество получило доступ к еще большему количеству углеводородов. Что важно, новые технологии наносят меньший ущерб окружающей среде.

Таким образом, переход на электротранспорт в текущих условиях не имеет ничего общего с естественным процессом. Он может стать результатом целенаправленной политики кнута в виде роста налогов на выбросы углерода и пряника материальной поддержки покупателей электромобилей. Вопрос в том, хватит ли пряников для всех автомобилистов.

Читайте также
Новости партнеров
Больше видео