Ещё

Свобода слова с нулевым выхлопом 

Фото: Автомобили

Неужели англичанам изменило их знаменитое чувство юмора? Я не верил своим ушам, слушая директора подразделения Jaguar Land Rover Classic. «Самый красивый, самый совершенный!» — так Тим Хэнниг назвал концепт «Ягуар-Е-Тип-Зеро». Концепт, которым англичане открывали свой фестиваль технологий, представлял собой… реплику машины 1961 года. Снятая с производства 43 года назад, она теперь получила электромотор.

Герои вчерашних дней

«Мы объединили новый электрический двигатель Concept Zero с динамическими настройками и спецификацией оригинального E-Type, — с энтузиазмом пояснил мистер Хэнниг, — что позволило обеспечить максимальное удовольствие от вождения».

Конечно, инженерам «Ягуара» пришлось поломать голову. Ведь только 40-киловаттный литиево-ионный аккумулятор весит столько же, сколько 6-цилиндровый бензиновый мотор XK, стоявший на E-Type. У электромобиля нет коробки передач и сцепления, зато есть электрическая силовая установка на 220 кВт, специально разработанная для Concept Zero. Тем не менее, благодаря серьезно облегченному кузову массу ретро-концепта удалось снизить на 46 кг по сравнению с E-Type первой серии. Такая диета, а также преимущество в мощности в 34 л.с. и тщательно проработанная аэродинамика позволили достичь максималки в 270 км/ч (против 241), а разгон до сотни занимает всего 5,5 с — на секунду быстрее E-Type.

Правда, англичане не говорили, сколько раз можно будет разогнаться в таком темпе и сколько километров Concept Zero сможет преодолеть на скоростях хотя бы за двести. Похоже, не так много. А вот заправляться потом электричеством придется 6-7 часов. В остальном реплика выглядит столь же эффектно, как оригинальный Е-Тип, и отличается только модифицированной передней панелью и светодиодными фарами. «Мы интегрировали электрическую силовую установку в существующую конструкцию E-Type, — с гордостью подытожил Хэнниг. — А это значит, что обычный двигатель может быть заново установлен в любой момент. Мы считаем, что это очень важно для сохранения ДНК бренда».

Еще большую важность подобная замена приобретает в связи с заявлением, прозвучавшим под старинными каменными сводами Школы буквально десятью минутами раньше. «Каждый новый Jaguar и Land Rover с 2020 года получит электрическую версию, — сказал генеральный директор фирмы Ральф Шпет. — К этому моменту мы представим портфолио электрифицированной продукции всего нашего модельного ряда, включая электрические и гибридные автомобили, а наш первый SUV с электродвигателем Jaguar I-Pace поступит в продажу уже в следующем году».

Светлое будущее

Грядущая «электричка», сочетающая в себе, по словам ее создателей, «потрясающий дизайн, восхитительную динамику и практичность», уже засветилась на международных автосалонах. А потому внимание публики в лондонском колледже дизайна святого Мартина привлекала другая новинка. Концепт Future-Type — это взгляд в будущее марки после 2040 года, говорят конструкторы английской фирмы, на таких машинах, утверждают они, будут передвигаться следующие поколения. Правда, пощупать «Будущий тип», погладить лоснящуюся пластиковую шкуру не удалось. И не потому, что автомобиль воспрещалось трогать руками. Просто концепт оказался виртуальным. Что, нужно сказать, весьма символично. Ведь мультяшку можно наделить какими угодно качествами — компьютерная графика все стерпит.

Итак, Future-Type, разумеется, электрифицирован. И не спрашивайте, где в его изящном теле с открытыми почему-то колесами разместилась батарея, это не важно! До 2040-го головастые ученые обязательно изобретут нечто совершенно чудесное, размером, скажем, с авторучку, что позволит ездить столько, сколько захотите. И точно так же само собой разумеется, машина полностью автономна, мало того, объединена в единую сеть с другими и общедоступна. Ею вовсе не обязательно владеть — вы будете заказывать ее, причем в той конфигурации, в какой это нужно вам в данный конкретный момент. Опять же отпадает нужда во вместительном багажнике, которого у Future-Type явно не просматривается — очевидно, ваши сумки проследуют отдельно от вас, в другом абсолютно автономном «Ягуаре»… Я слушал эти замечательные прожекты и вспоминал свою далекую уже молодость. Вот так же когда-то нам, молодым и наивным строителям светлого будущего, мудрые и совершенно беспринципные взрослые дяди впаривали идеи о бесплатном и общедоступном. Мы так же млели от смелых рисунков «городов будущего» в научно-популярных журналах. Там не было места частным автомобилям, там правил бал Общественный Транспорт, великий и могучий. И как же он нас достал в реальной жизни! Как же каждому из нас хотелось сесть за руль собственного «жигуленка», «запора», да хоть «инвалидки» в конце концов, как Моргунов в «Операции Ы»!

И вот теперь в центре Лондона самые настоящие англичане умиляются при виде виртуальных концептов общедоступного «Ягуара». Полноте, неужто жители Туманного Альбиона вовсе утратили знаменитое свое чувство юмора? Нам-то партия велела, а они чему радуются? Или руководство JLR не понимает, что, если «Ягуар» станет общедоступным, то он перестанет быть «Ягуаром»? Да, нет, как будто понимают. «Автомобили Jaguar дарят невероятные динамику и ощущения от поездки, — объяснял шеф-дизайнер фирмы Ян Каллум. — В будущем каршеринг и возможность не владеть автомобилем, а делить его с другими людьми, будут активно развиваться, однако наши исследования показывают, что и там найдется место для роскошных автомобилей, которые будут доставлять водителю удовольствие». А может, это и есть тот самый английский юмор? Тонкая ирония, изящное подтрунивание над теми, кто еще не въехал: мы, мол, знаем нечто такое…

Дорожные споры? Последнее дело!

Обещанные дискуссии о «видении лучшего будущего с захватывающим опытом погружения в завтра» в Школе искусств продолжались полный рабочий день, с утра и до вечера. Впрочем, происходящее трудно было назвать дискуссией. Потому как все были «за». Тон задал футурист Андерс Сорман-Нильсон: «От реальности — к сказке, от демографии — к психологии, от сложного — к простому». Я подумал, что ослышался, но швед, которому стало скучно торговать пиджаками в семейном магазине, и он переквалифицировался в «ведущего эксперта в вопросах человеческого фактора в развивающемся мире», ратуя за всеобщую автономизацию, привел аргумент ниже пояса. Мол, в Ницце террорист задавил много народу, используя грузовик, а через год в Берлине подключенный к общей сети грузовик с террористом за рулем сам остановился через 70 метров. «Массовое применение автономных автомобилей позволит сберечь 1,1 млн жизней», — ничтоже сумняшеся подытожил Сорман-Нильссон.

И никто не захотел с ним спорить, никто не предположил, что будет, если террористы сами направят на людей автономные машины, не рискуя даже собственной жизнью. Вот, чинно рассевшись на сцене, семеро почтенных спорщиков, включая инженера из «Боша», радиоведущую и телезвезду, под руководством исполнительного директора InMotion Ventures, подразделения «Ягуар Ленд Ровер», Себастьяна Пека, долго и туманно рассуждали о «миллениумах» — молодых людях 1982-1995 и позже годов рождения. Но дело в том, что тема «Миллениалы и мобильность», то есть, «динамика будущего в представлении современных людей» — это фикция. Эти бедные ребята сегодня ничего не решают, в ближайшие годы они лишь будут делать то, что им укажут старшие — облеченные властью. А старшие приказывают в обязательном порядке переходить на электроэнергию. В ходе очередной дискуссии Каллум сказал, что только что спроектировал свой последний бензиновый автомобиль. Что скоро мир захватят гибриды, а потом их сменят электромобили. Когда? «Не знаю…» — со вздохом произнес мэтр. Они не хотят дискутировать! Они просто все за! — вертелось у меня в голове. Вот в разговор вступает Кейт Танстолл, шотландская фолк-певица, давно перебравшаяся в теплый Лос-Анджелес: «Недавно электромобили могли проехать всего пять миль. А теперь сто! Раньше не было свободного рынка аккумуляторов, а теперь будет!». Кей Ти, ты шутишь или в самом деле не знаешь? Сто лет назад электромобили могли проехать сотню километров, их выпускали серийно десятки фирм. Это уже не говоря о том, что часом раньше шведский футурист рассказал, что электрическая революция в промышленности произошла в XIX веке и давно благополучно завершилась. В спорах рождается истина? Конечно, нет. Высказываясь на публике, люди лишь укрепляются в своем мнении. Единственный, кто пытался спорить по серьезному, президент британской «Автомобильной ассоциации» Эдмунд Кинг. «Кругом вранье, — заметил он удрученно в разгар очередной дискуссии, посвященной будущему двигателей с воспламенением от сжатия. — В 1998-2001 гг. „зеленые“ утверждали, что нужны дизели, и правительство субсидировало покупателей автомобилей с такими моторами. А теперь дизели объявили дьяволом». Слишком серьезного мистера Кинга никто и слушать не стал. Больше того, некий Саймон Биркетт (он заседает в комитете ООН и ратует за чистый воздух) обратился к присутствующим с совершенно необыкновенным призывом… провести журналистское расследование и вывести кого надо на чистую воду! «Один человек мне сказал, что нефтяные компании лоббировали дизели в 80-90-е годы», — доверительно поведал он.

На наш век хватит!

Вот какого рода аргументы лежат в основе грядущего запрета двигателя внутреннего сгорания в Великобритании. Никто не хочет слушать, что один круизный теплоход выбрасывает в атмосферу столько же всякой дряни, сколько миллион автомобилей (да-да, миллион!), что львиную долю электроэнергии производят из угля, загрязняя при этом ту же атмосферу, что утилизация аккумуляторов угрожает экологии еще больше, что автомобильные выхлопы лишь капля в море по сравнению с промышленностью или запусками ракет, что на производство пластмасс идет нефти куда больше, чем съедают легковушки. Им всем, точнее, автомобильной промышленности в целом, дана установка — избавиться от нефти и все тут. Любой ценой. Но почему?

Не нужно было досиживать до конца очередной дискуссии, посвященной — вы не поверите! — роли женщины в конструировании и производстве автомобиля. Ответ дал еще утром, открывая Фестиваль технологий, исполнительный директор «Ягуар Ленд Ровер» Ральф Шпет: «Согласно исследованиям ученых Стенфордского университета, внедрение автономных автомобилей и электромобилей позволит снизить цену на нефть до $25 за бочку. Что, в свою очередь, приведет к большим проблемам в тех странах и регионах, бюджет которых рассчитан из $50». Не подумайте превратно — ничего личного, только бизнес. Обычная капиталистическая практика: если вы хотите оттяпать предприятие конкурента, то для начала необходимо обрушить цены на его продукцию. Потом вы покупаете его бизнес и снова поднимаете цены. Всем понятно, что никакие гибриды или электромобили не могут составить конкуренцию двигателю внутреннего сгорания. Альтернативы ему пока нет. Поэтому инженер, возглавляющий отдел проектирования двигателей «Киа», с которым удалось побеседовать во Франкфурте во время автосалона, на вопрос, не боится ли он электрического будущего, спокойно ответил: «Нисколько. На мой век работы хватит!»

Читайте также
Новости партнеров
Больше видео