Ещё

Шина — 5000 фунтов, страховка — целое состояние 

Шина — 5000 фунтов, страховка — целое состояние
Фото: Motor.ru
Чемпиона Формулы-1 2009 года рассказал журналистам о своей коллекции автомобилей, постерах в юности и о том, как толкал сломанный . Оказалось, что не все машины из подростковых мечт приносят только счастье и удовлетворение.
Cavalier
Первой собственной машиной в жизни Баттона стал Vauxhall Cavalier (так в Великобритании назывался A). «Двухлитровая, с восьмиклапанным мотором — потому что страховка на более мощную 16-клапанную версию была для меня неподъемной» — вспоминает Баттон.
«1989 года, с пробегом 90 тысяч миль, она стоила 2000 фунтов стерлингов: я купил ее с призовых, которые получил в картинге. Конечно, я немедленно сделал то, что делают все подростки: поставил 17-дюймовые колеса, заниженную подвеску Sachs и громкую стереосистему. Я абсолютно разорился на доработках, но она стала довольно приятной маленькой машинкой» — рассказывает Дженсон Баттон.
F355 GTS Когда Баттон всего в 19 лет очутился в Формуле-1, он немедленно приобрел Ferrari. «Я подписал контракт с Williams, отправился к дилеру Ferrari, и купил восьмицилиндровую F355 GTS cо съемной секцией крыши».
«В салоне мне не дали самому проехать за рулем, потому что по условиям страховки я был слишком молод. За руль сел сотрудник салона, а мне пришлось сидеть в пассажирском кресле и впитывать впечатления. И лишь когда я купил машину и оплатил собственную страховку, я смог сесть за руль Ferrari. Эта машина до сих пор со мной, я обожаю ее звук, обожаю кататься по Лазурному Берегу».
«Когда я был подростком, у меня в комнате висело три постера — с Памелой Андерсон, Бартом Симпсоном и с Ferrari F40 — улыбается Баттон, — Когда я покупал F355, в салоне стояла F40, которая стоила вдвое дороже. До сих пор жалею, что не купил тогда именно ее. F40 была бы намного лучшей инвестицией — сейчас они стоят почти милион! Но в итоге F40 я тоже купил. Сумасшедшая машина, вся механическая, совсем без электроники. Мотор раскручивается, и когда турбины выходят на рабочее давление — настоящий взрыв у тебя за спиной. Как-то раз в Гудвуде я ездил на гоночном Макларене 1986 года с турбомотором, и впечатления были очень похожие. Думаю, поэтому многие гонщики владеют F40».
А вот воспоминания Дженсона о 1000-сильном Bugatti позитивными не назовешь: довольно скоро после покупки он пожалел о своей легкомысленности. «Замена поврежденной шины стоит пять тысяч фунтов, страховка — целое состояние. Как можно наслаждаться машиной, которую настолько дорого обслуживать?» — ругает он свой гиперкар.
А окончательно Veyron пал в его глазах через несколько недель после покупки. «Я спокойно катил по Кенсингтону. Остановился на светофоре, а когда включил первую, коробка просто сожрала сама себя. Пришлось толкать машину к обочине. И оказавшийся рядом полицейский отказался помочь — сказал, что это не его работа. Когда толкаешь сломанный Bugatti, а весь мир пялится на тебя, в этом мало приятного» — вспоминает свои эмоции Баттон.
Не восхитил его и суперкар Ferrari Enzo: «Я владел им что-то около двух недель. Возможно, его называют культовым, но мне он показался каким-то громоздким и ленивым. Машина, которая кажется гоночной, но не является ей. В общем, это не для меня. Хотя как вложение денег ее стоило оставить — сейчас они подорожали».
«Я много лет отдал команде McLaren, и когда услышал о 900-сильном McLaren P1, немедленно решил что мне он нужен. Это единственный дорожный автомобиль из тех что я пробовал, на котором хорошо ехать на гоночном треке. Остальные не созданы для этого: у них или мало мощности, или не хватает прижимной силы, или слабый зацеп… Но если ты считаешь себя супергероем, P1 обязательно тебя укусит. Поэтому он так хорош».
Camper Van «Фольксвагеновский микроавтобус — один из моих любимцев. В какой-то момент я понял, что гораздо круче покупать машины, на которых можно просто ездить и наслаждаться жизнью — не трястись из-за их дороговизны, или потери стоимости оттого, что проехал на нем лишнюю милю. У меня было два , в Монако и в Англии: один золотистый, другой в цветах Кока-Колы. У него был родной воздушник объемом 1,2 литра. Его я поменял на двухлитровый, «зарядил» до 200 сил, поработал с подвеской и поставил колеса Fuchs. Я ездил на нем на триатлоны, и он до сих пор со мной», — и теперь Баттон собирается перевести его из Великобритании в Лос-Анджелес, где гонщик живет сейчас.
Firebird Trans-Am «Когда я переехал в Лос-Анджелес, то решил обязательно купить что-то очень американское. Отправился на аукцион с намерением купить одну, а вернулся с тремя. Одна из них — это Pontiac Firebirebird Trans-Am конца семидесятых. С тех пор я ездил на нем только раз: моя подруга попросила машину для съемок новой коллекции своих купальников. Но я не знал, что машину оседлают сразу восемь моделей в бикини! Так что это, вероятно, самый счастливый в мире Trans-Am. Кокосовое масло с него мы отмывали целую вечность. Так что теперь надо найти время, чтобы как следует поездить на этом Понтиаке!» — рассказал Баттон о своих новых приобретениях.
Chevy 3100
Еще два «американца», которые Баттон купил в свою коллекцию — это василькового цвета пикап Chevy 3100 1956 года выпуска и кастом на базе Bel Air 1957 года с 500-сильным мотором LS7 от  Z06.
«Я вернулся домой с аукциона, на котором купил сразу три машины… Посмотрел на них, и подумал: что же я сделал! Справедливости ради, отдал я за них немного. И потом — этот семилитровый мотор на Bel Air… Может, потом я его и продам, но я не жалею о покупке!» /m
Проверки таксистов
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео