Ещё

Кокорин и Мамаев избили водителя и чиновника. Видео, колонка Егорова 

Фото: Чемпионат.com
Они могут сесть только потому, что полезли на власть.
Саша Кокорин покупает самый дорогой Гелик, носит майку с принтом Пабло Эскобара и с детским восторгом палит из пистолета в Осетии. Паша Мамаев живет по понятиям, забивается с ног до головы татухами и с почестями провожает на тот свет Деда Хасана. Этот инфантильный бандитизм — вполне распространенная манера поведения для детей, отравленных комплексами девяностых. Ведь если сейчас ты бедствовал в каких-нибудь Валуйках и созревал на сериалах типа «Бригады», то моделирование взрослой жизни восходило к мечте: «Мне тоже все будет можно».
Мы все — Кокорин и Мамаев, созданные на руинах своего же государства. Просто кому-то из нас очень повезло, если родители, школа или окружение сумели показать, что «все» — это свобода, возможность путешествовать, познавать и любить. Но значительная масса, без вины лишенная системой этих образовательных или воспитательных привилегий, навсегда сохранила болезненную установку, что «сила — в силе», а «все» — это деньги, женщины и полная безнаказанность.
И эту травму не залечишь ни тачками, ни славой, ни большими домами с большими губами. Рецидив все равно случится: по пьяни или в стае, со злости или от радости — ты выйдешь на улицу и начнешься биться за детские грезы.
*** Проламывая голову несчастному белорусу на парковке и бросаясь со стулом на федерального чиновника в прикремлевской «Кофемании», Кокорин и Мамаев вряд ли оценивали, чем рискуют и какой сценарий повторяют. Ведь что драки, что шампанское в «Твиге», что повсеместное хамство — это реакции бессознательные, оттого и так искренне выглядит неизменное ребяческое удивление: «А чего мы такого делали»?!
Уверен, не знают Саша и Паша ни Берджесса, ни Кубрика, но сравнение с «Заводным апельсином» им точно понравится.
Великий роман 60-х, гениально экранизированный и адаптированный под 70-е, рассказывает об экономически проблемной Великобритания середины 20-го века, где царят безработица и социальная несправедливость, а реальной силой обладают молодежные группировки, сотрясающие улицы немотивированной агрессией.
История начинается с того, что Алекс и его друзья пьют молоко в баре «Корова» и думают, как бы поинтереснее провести время. Они начинают поход, избивая любителя кристаллографии, параллельно издеваясь над его любовными письмами. Ухмылки на лицах похожи на ту, что давит Кокорин после удара чиновника стулом. В течение следующих сцен бригада продолжает нападения и ограбления, параллельно запугивая и покупая старушек, которые за стакан молока дают ложные показания и отмазывают ребят от полиции. Мы же знаем, что представители Кокорина и Мамаева уже пытались замять дело с чиновником, но даже представить не можем, сколько еще белорусов с проломленными черепами и как много обиженных женщин лежало на пути их бригады в прошлом.
Но даже в своей среде Алекс оказывается самым непредсказуемым и жестоким, чему способствует особенный диапазон характера — персонаж Берджеса объединяет в себе агрессию и любовь к классической музыке. Понимая в том числе и положительные черты Алекса, воспитатель предупреждает, что злодейство может привести к страшным последствиям для личности, но парень язвит, для него такая жизнь — счастье. Кокорин также выделяет не разболтанность со злодейством, а признанный всеми уникальный талант. Со всех сторон его призывают остановиться и не убивать в себе большого футболиста, но Саша лишь улыбается нам из новых частных самолетов.
После очередного дела Алекс все-таки оказывается в тюрьме. Его подводит желание быть лидером и забрать себе весь куш из дома очень богатой женщины себе. Друзья сами сдают его после того убийства старушки. Правила современной Россия иные. Даже самых богатых и уверенных ребят ставят на место, когда они переходят дорогу власти. Если ты ударил стулом чиновника, которые еще и проектировал «Кортеж» для Путина, то за сутки получишь раскадровку всех преступлений своей жизни. Будь ты хоть непонятный Кокорин, хоть министр Улюкаев, хоть олигарх Ходорковский.
Саше и Паше, похоже, сложно оперировать уровнем, где жажда влияния дополнена расчетом и интеллектом, находясь выше самолетов, «Гуччи» и даже миллиардов. Они не Петров и Боширов, не посольский чиновник с кокаином в Буэнос-Айресе, не пристающий к девушкам депутат Слуцкий и даже не бьющий прохожих по лицам Жириновский.
Они, мамкины бандиты, слабо понимают и то, что все банкноты только в виде развлечения им в люльку спустили с совсем другого этажа решал, где никогда не примут леща от непонятного оборванца (на видео это самый печальный персонаж, известный как брат Кокорина). И нет сомнений, что чаша мести в этом случае будет принципиально испита до дна. Ведь если фраза про ожидания, высказанная Аршавиным депутату, сломала Андрею карьеру, то что Кокорина с Мамаевым ждет после парковки и стула в «Кофемании»?..
Алекс из «Заводного апельсина» в заключении нашел настоящий мир жестокости, где стерты моральные принципы, а вокруг лишь извращенцы, которые мечтают над тобой надругаться. От страха и ужаса герой соглашается на эксперимент, который призван излечить человека от насилия и вернуть его на волю. Алексу вводят препарат и заставляют смотреть на убийства с драками под под классическую музыку. Эксперимент завершается успешно, и парень возвращается на улицу. Но теперь каждый помысел об агрессии вызывает у него сильнейший приступ головной боли и тошноты.
И даже когда друзья принуждают его выброситься из окна, подстраивают переливание крови и избавляют от следов эксперимента, Алекс понимает, что больше не способен на насилие. Он даже хочет рассказать сыну, чтобы тот не повторял его ошибок, хотя после понимает, что дай ему второй шанс — он прожил бы свой путь точно так же.
Тюремный срок для Кокорина с Мамаевым абсолютно реален. Я просто приведу в пример, что во Франции уже почти год сидит наш соотечественник Павел Косов. Во время массовой драки он отправил в нокаут британского фаната, но французскому правосудию важно было устроить показательную антироссийскую акцию. Теперь ему инкриминируют «нападение группой лиц с использованием холодного оружия (стульев)» — это вплоть до 10 лет. Так вот дракой в случае с Кокориным и Мамаев даже не пахнет, а вот оружие есть — так что при особом повороте событий наши повелители жизни, как Алекс в «Заводном апельсине», скоро поймут, как выглядит настоящее насилие.
Но раскаются они вряд ли. Ведь если бы у этих талантов была мечта о «Барселоне», то ни пушек, ни «Геликов», ни Эксобаров рядом с ними бы не было. А так — ребята пришли к успеху, сформированному для них современной России. Саша и Паша — настоящие и, в отличие от чиновников, хотя бы честные герои эпохи — и в этом и кроется наша общая с вами беда…
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео