Войти в почту

Rolls-Royce Phantom VIII: Магия образа

Phantom VIII – далеко не первый , который появился на просторной корпоративной парковке . Но почему-то именно он вызвал наибольшие эмоции среди коллег: какой огромный, какой брутальный, какой старомодный! (Хотя на тесте у нас оказался Phantom VIII SWB – то есть со стандартной – 3552 мм, а не с удлиненной – 3772 мм – колесной базой. Мог бы быть еще больше.)

Rolls-Royce Phantom VIII: Магия образа
© Ведомости

В 2009 г., когда свет увидел «младший» , один из нас пытал тогдашнего гендиректора компании : не пугает ли его, что автомобили очень похожи? «Главное, что вы узнаете Rolls-Royce – даже не глядя на эмблему, – отвечал Пурвс. – Множество людей не способны отличить и 3-ю серию от Mercedes C-класса».

Тогда это могло показаться просто маркетинговой болтовней. Но теперь очевидно, что это не слова, а долгосрочное видение, отсекающее все сиюминутное. Девять лет спустя мы приехали снимать VIII на пустынную двухполосную набережную , заканчивающуюся шлагбаумом у моста Багратион. Вскоре из-за шлагбаума выехал Mercedes-Maybach и остановился неподалеку от нас. Некоторое время спустя человек, сидевший за рулем лимузина (по виду никак не похожий на наемного водителя) не сдержался и опустил боковое стекло: «Восьмой? Хорошо тормозит, не слишком тяжелый?»

Да что говорить про водителя Mercedes, если водитель «Газели», выезжая с АЗС, нажал на тормоз, увидев Rolls-Royce: «Я седьмой Phantom водил, это рестайлинговый?» – «Зачем рестайлинговый – новое поколение», – обиделся тест-драйвер.

В дизайне Rolls-Royce Phantom VIII особенно впечатляет капот – длинный, массивный и в то же время стремительный, логично завершенный вертикальной решеткой радиатора, с обликом которой пришлось расстаться . Кстати сказать, производитель пишет, что впервые в истории марки решетка не навесная, она интегрирована в кузов. Несколько менее логичными выглядят фары – кажется, будто им стоило быть побольше, они словно чуть прищурены.

Средняя часть туловища Phantom VIII также практически идеальна – лаконичная, без всякой игривости, солидная – и в то же время почему-то легкая. Единственным возражением к дизайну остается, как и в прошлом поколении, корма: она по-прежнему выглядит какой-то то ли горбатой, то ли незавершенной – и задние фонари смотрятся так, будто их позаимствовали у другой машины, классом пониже.

Но в целом Phantom VIII как автодизайнерское произведение следует признать более чем удачным. Создателям его облика удалось, с одной стороны, сделать так, что не обратить восхищенного внимания на машину нельзя; с другой – в ней нет прежней тяжеловесности и консервативности, она куда более современная, чем предыдущий Phantom VII.

Что уж говорить о внутреннем убранстве! Кажется, это один из лучших когда-либо попадавших на тест «Ведомостей» интерьеров. Можно предъявить какие-то претензии к устройству и расположению довольно многочисленных кнопочек, ползунков и шайбочек, но их внешний вид, а также все поверхности, и кресла, и руль – все исполнено безупречно.

Наш короткобазный Rolls-Royce не был оборудован холодильником, так что подвергать его шампанскому тесту мы не стали. Зато мы вдоволь наигрались со «звездным небом», яркость которого можно менять (отделка крыши салона изнутри светодиодами – одна из самых дорогих опций на автомобильном рынке: цена составляет от 1 млн до 3,5 млн руб.).

Тихо! Очень тихо!

Большую роль в том потрясающем впечатлении, которое оставляет Rolls-Royce Phantom VIII, играет тишина в салоне. Тому есть технические, конечно, причины – например, как пишут производители, в машине использовано в общей сложности 130 кг звукоизолирующих материалов, и это еще не считая специального двуслойного устройства платформы! Даже шины сконструированы с шумоподавляющим элементом в виде вспененного полимера внутри.

Поэтому, во-первых, в Phantom VIII очень удобно и покойно вести беседы – не нужно напрягать ни голос, ни слух; должно быть, в обычном офисе, выходящем на оживленную улицу, говорить сложней. А во-вторых, становится ясно, почему даже к совершенным музыкальным системам в автомобилях то и дело возникают претензии, причем зачастую они касаются воспроизведения средних частот. Видимо, движение обычной машины все-таки создает какой-то шум, плохо слышный шорох, который, тем не менее, влияет на восприятие музыки. В Phantom VIII ничего этого нет.

Для прослушивания была выбрана не слишком качественная запись (1950 г.) оперы Гаэтано Доницетти «Дочь полка» c Линой Пальюги и Тонио Валетти в главных партиях. Нарекания могли быть только к самой записи, воспроизведенной поразительно точно, со всеми, увы, недостатками – и одновременно со всеми важными обертонами, которые делают сопрано Пальюги таким прозрачным. Другая запись – концерт Херби Хэнкока в Монтре примерно десятилетней давности – произвела еще более убедительное впечатление: можно было расслышать всякие мелочи вроде тихого свиста, который производят пальцы левой руки его бас-гитаристки.

Быстро! Очень быстро!

Rolls-Royce, не только Phantom, – вроде бы автомобиль, прежде всего предназначенный для пассажира; нынешнее поколение предлагает своему седоку даже лежачий вариант заднего сиденья! Однако если учесть, что производители адресуют нынешнее, восьмое, поколение к пятому, в нем видя источник вдохновения, то нельзя не вспомнить, что то была вполне драйверская машина.

Ну и кроме того – это хотя и совершенно отдельная от BMW марка, но принадлежащая немецкому автопроизводителю, подконтрольная ему. Видимо, поэтому исключительными являются и управляемость, и маневренность, и вообще все, что связано с вождением этого слона. Типичная для баварских машин податливость и предупредительность в полной мере свойственна Phantom VIII, характер чувствуется сквозь всю эту солидную роскошь.

Одной из пассажирок нужно было спешить; Москва, как и обычно, стояла в пробках, но небезнадежных, и тест-драйверу пришлось напрячься. Отчасти пронырливость супергиганта можно объяснить тем, что, кажется, прочие водители почитали за честь пропустить Rolls-Royce, возможно, чтобы повнимательней рассмотреть его. Но в большей степени надо отдать должное тому, что эта длиннющая и тяжелая (2,8 т) машина чувствует себя в плотном потоке так, будто она малолитражка.

Да, и все это сопровождается удивительной плавностью хода – даже резкие перестроения, даже выбоины, которые в Москве редки, но внушительны, не слишком беспокоят пассажиров.

Ночью удалось пусть немного, но прохватить по опустевшей Москве – и убедиться, что и скорость Phantom VIII набирает, словно спорткар, и тормозит более чем надежно, и все это – не теряя спокойного достоинства.