Автоновости
ДТП
Тест-драйвы
Бортжурнал
ПДД
Экзамен

Родственники умершего в ДТП в Москве требуют компенсации за изъятие у него органов

Кузьминский районный суд Москвы вчера приступил к рассмотрению дела «о тайном изъятии органов», родственники скончавшегося в 2017 году 22-летнего Павла Мардаря требуют у трех медицинских учреждений компенсации морального вреда: им не сообщили о том, что у находившегося в коме пациента планируют изымать органы, пишет во вторник газета «Коммерсант».

У истцов возникли и вопросы к порядку изъятия органов. Эксперты напоминают, что, согласно российскому законодательству, врачи не обязаны спрашивать согласия у родственников пациента или постфактум уведомлять их об изъятии органов.

Видео дня

«Суд приступил к рассмотрению иска родственников умершего в 2017 году Павла Мардаря к ГКБ имени Демихова, ГКБ имени Боткина и Центру трансплантологии имени Шумакова. Согласно иску, 13 октября 2017 года Павел Мардарь после ДТП вышел из своего автомобиля на проезжую часть, где его сбил автомобиль. Пострадавший в состоянии комы был доставлен в ГКБ имени Демихова», - уточняется в статье.

Вечером 17 октября 2017 года его родственникам сообщили о смерти пациента. 18 октября брат Павла Олег приехал в ГКБ имени Демихова забрать тело, однако смог получить его лишь 19 октября. Из акта исследования трупа родственники узнали об изъятии органов, в частности, сердца, печени, почек, фрагмента селезенки.

«Павел никогда не давал согласия стать донором органов. Никто не спросил близких родственников Павла, был ли он согласен стать донором или согласны ли близкие родственники на изъятие органов для трансплантации», - отмечается в иске.

Издание напоминает, что закон РФ «О трансплантации органов» предполагает презумпцию согласия на изъятие органов и тканей, однако оно не допускается, если «при жизни данное лицо либо его близкие родственники заявили о своем несогласии».

В иске отмечается, что «за все время посещения ГКБ имени Демихова и при многочисленных разговорах с медперсоналом реанимационного отделения ГКБ имени Демихова близким родственникам Павла не сообщили о планируемом изъятии», хотя, исходя из состояния, «его должны были считать потенциальным донором с первого часа поступления».

По мнению истцов, и в ГКБ имени Боткина, и в Центре трансплантологии имени Шумакова «обязаны были удостовериться, что согласие близких родственников на изъятие органов получено». Кроме того, истцы указывают, что Павел получил травмы в результате ДТП и для установления причины смерти была проведена судмедэкспертиза: в таких случаях об изъятии органов необходимо уведомить прокурора, но это сделано не было.

Мать, брат и жена Мардаря требуют взыскать по 3,6 миллиона рублей в пользу каждого из истцов в качестве моральной компенсации.

Заведующий научным отделением трансплантации почки и поджелудочной железы НИИ скорой помощи имени Склифосовского в разговоре с изданием отметил, что «если человек находится в реанимации в пограничном состоянии, родственникам достаточно прийти и в устной форме сказать любому медицинскому сотруднику, что в случае летального исхода они не дают согласие на изъятие органов».

При этом Пинчук добавил, что вызывает сомнения этичность подхода, когда врач задает родственникам вопрос, «можно ли забрать органы у пациента, если его не удастся спасти».