Ещё

Владимир Мединский получил мигалку за 6,4 млн бюджетных рублей 

Владимир Мединский получил мигалку за 6,4 млн бюджетных рублей
Фото: ИД "Собеседник"
12 апреля разрешил Службе внешней разведки увеличить число автомобилей с мигалками до 5 штук. Не всем так везет. Например, положена дуля, а не машина со спецсигналами. Однако, как выяснил «Собеседник», уже несколько лет катается с проблесковым маячком по встречной полосе. Как ему это удается?
Мединский — человек не бедный, хоть и хочет казаться интеллигентом. Как следует из антикоррупционной декларации за 2018-й, в прошлом году министр культуры стал богаче в 5 (!) раз. Его доход составил 41.909.631,36 рубля. Вожделенный автомобиль (новый такой «немец» стоит 7 млн рублей) он мог бы себе позволить. Но, видимо, жалко. Ведь это уже не деньги налогоплательщиков, а свои. И главное, ездить ему тогда придется без мигалки.
Легенда №017 — Это, конечно, жуткая жесть, если честно. То, что вы рассказываете, повергает меня в ступор, — удивляется, узнав от нас схему Минкульта, и не такое, казалось бы, видавший , координатор движения «Общество синих ведерок», которое борется с чиновничьим произволом на дорогах.
Минкульт в лице Мединского обходит сразу два ограничения. В 2016 году правительство запретило шикарно жить руководителям российских федеральных органов власти, ограничив для них стоимость приобретаемых за госсчет авто 2,5 млн рублей. предлагал предусмотреть и невозможность аренды люксовых авто, но  на это не пошел. Данной лазейкой чиновники, включая Владимира Мединского, не преминули воспользоваться. Кому же охота пересаживаться с люксовых «» и «» на «пролетарские» «» и «Форды»?! Система, по сути, преобразовалась в вип-каршеринг.
Начиная с 2016-го Министерство культуры через систему госзакупок берет во временное пользование автомобиль . Единственным поставщиком услуги выступает ФГБУ «Транспортный комбинат „Россия“ Управления делами президента РФ. В 2019-м патриот Мединский захотел ездить на представительском чуде немецкого автопрома 7-й серии не старше 4 лет, цвета черный сапфир (металлик), с кожаным салоном, люком и солнцезащитным зеленым остеклением. Автомобиль должен иметь пропуск на территорию Белого дома, Старую площадь, стоянку и не реже 1 раза в квартал проверяться сотрудниками . На всю эту роскошь министр культуры не пожалел 6.414.746 рублей. Чего их жалеть — деньги же не свои, бюджетные…
В том, что БМВ предназначается именно для главы ведомства, сомневаться не приходится. Согласно условиям госконтракта, в автомобиле должна быть установлена специальная президентская связь „Кавказ“. Да Мединский и не скрывается — его не раз видели выходящим из черной „бэхи“ с мигалкой и номером „блатной“ серии А017МР 97. Просто все думали: раз министр с мигалкой — значит, ему положено. Ан нет!
С синей мигалкой Владимир Мединский всюду поспевает — и на выставку, и на похороны// фото: Евгений Биятов / РИА „Новости“
Минкульт в пролете
Одним из предвыборных обещаний Владимира Путина перед заступлением на третий срок было „кардинальное сокращение“ числа машин чиновников с мигалками и „крякалками“.
19 мая 2012 года президент сдержал слово и подписал указ №635 „Об упорядочении использования устройств для подачи специальных световых и звуковых сигналов, устанавливаемых на транспортные средства“. От прежних разрешенных 965 проблесковых маячков осталось 569. Привилегию, позволяющую нарушать ПДД, отобрали у всех несиловых ведомств, в том числе у Министерства культуры. И хотя со временем кое-кто пробил поправки и вернул себе право ездить по встречке, Минкульт в перечень государственных органов, на транспортные средства которых устанавливаются устройства для подачи специальных световых и звуковых сигналов, по-прежнему не входит. Итак, Владимиру Мединскому не положена мигалка. Но он ею пользуется.
Транспортный комбинат УДП потому и выступает единственным поставщиком, что министру культуры нужна не просто имиджевая тачка, а со спецсигналами. Особая прелесть в том, что на все Управление делами президента, как следует из того же указа, приходится всего одна мигалка — ее-то, похоже, УДП и оторвало от сердца, чтобы отдать Владимиру Ростиславовичу.
Его охраняет ФСО?
— Государство арендует у государства автомобиль с мигалкой, который выдан ему государством. Мне кажется, это патология, но давайте рассуждать логически, — предлагает Петр Шкуматов. — У Управления делами президента, которое должно исполнять указания президента, есть авто с мигалкой. Имеет ли УДП право передать имущество в аренду? Скорее всего да. Формально УДП и Минкульт ничего не нарушили, а дальше — как у Райкина: к пуговицам претензий нет, а в целом костюмчик сидит не очень.
Вопросов в этой анекдотичной ситуации и впрямь много. Если подчиненные президента все равно дают напрокат свою мигалку министру, которого этот же президент лишил маячка, не проще было бы разрешить Минкульту „крякать“ на дороге? Или Путин не в курсе, что Управление его делами торгует спецсигналами? Или знает, но не хочет плодить официальные мигалки? И зачем Мединскому мигалка? Он что, боится не успеть на открытие выставки? Так подождут. Или на совещание в Белый дом опоздать не хочет? Так пусть Владимир Ростиславович вспомнит пародию того же Райкина на советских чиновников: „Что ты, что ты, какая „Волга“?! Я чудесно на трамвайчике доберусь“.
Мигалке Мединского может быть одно внятное оправдание. Установка спецустройств разрешена на автомобилях тех, кому предоставлена государственная охрана: президент, премьер, спикеры обеих палат парламента и „иные лица“, список которых засекречен. Но Шкуматов рушит последнюю надежду:
— У нас в стране на машинах без цветографии, то есть на чиновничьих машинах, возможны два типа мигалок. Первый — правительственный с номерами АМР (как у Мединского. — Ред.), второй — закрытый, принадлежащий Федеральной службе охраны. Количество этих машин не разглашается и определяется внутренними приказами ФСО. То есть либо ты ездишь на АМР без охраны, либо тебя возят с джипом сопровождения на машине из ГОН (гараж особого назначения) и на номере не АМР (у ФСО другие серии). Перехлест теоретически может быть, но на практике это маловероятно.
— Еще будучи депутатом Госдумы, я предлагал сделать две вещи, — рассказал „Собеседнику“ лидер „Движения автомобилистов России“ . — Если бы они были реализованы, ситуация с Мединским была бы невозможна. А если бы произошла, мы бы разбирали ее не с точки зрения морали, а с точки зрения нарушения закона.
Я предлагал запретить использование спецсигналов для кого бы то ни было, кроме машин оперативных служб. Даже на машину президента не надо ставить мигалку, он все равно ездит с охраной, в составе кортежа… Как-то я был в Финляндии и спросил премьер-министра, есть ли у нее мигалка. „Извините, но я не езжу на работу на машине скорой помощи“, — ответила она.
Второе: надо лишить чиновников не только мигалок, но и служебных автомобилей. Пусть они, как учителя, врачи, как все мы, ездят на общественном транспорте либо на своих машинах. С какой стати налогоплательщики должны оплачивать комфортное передвижение „слуг народа“?
Но пока Госдума находится в полной зависимости от правительства и , которые с удовольствием пользуются мигалками, она эти ограничения, конечно, не примет. В Европе мигалки есть только у оперативных служб и у первых лиц. Иначе только в Азии. Например, в султанате Оман порядка 50 машин со спецсигналами. Мы в этом смысле — восточная страна в худшем смысле слова.
* * *
Материал вышел в издании „Собеседник“ №15-2019 под заголовком „Мединский получил мигалку“.
Проверки таксистов
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео