Ещё

Как в СКФО пытались наладить масштабное производство автомобилей 

Как в СКФО пытались наладить масштабное производство автомобилей
Фото: Российская Газета
Почему автомобильные производства, которые по задумке должны были дать сотни рабочих мест, не приживаются в СКФО и какие перспективы у этих предприятий, выясняли корреспонденты «РГ».
В крае с 2017 года функционирует завод «Ставрополь-Авто». На нем сразу же начали собирать две модели DW Hower. Речь шла о сборке из машинокомплектов Great Wall Motors — только под другим брендом. Как подчеркивали в пресс-службе компании «Чайна Автомаркет», DW Hower — российская, а не китайская марка и производство новинки решили наладить не в Черкесске на заводе (головная компания), как было с Hover, а в Ставрополе, на «полностью роботизированном» предприятии.
Однако в конце 2018 года стало известно, что сборка автомобилей завершена в связи с полным выполнением обязательств перед заказчиком. Вскоре после остановки производства на предприятии, которому чуть больше года, начались профилактические работы.
Корреспонденту «РГ» не удалось связаться с представителями компании. Однако заявления в ряде СМИ о том, что ситуация на «Ставрополь-Авто» связана с закрытием черкесского Derways, прокомментировали в краевом , промышленности и связи.
"Приостановка производства на заводе «Ставрополь-Авто» не связана с трудностями головной компании в Черкесске. Наше предприятие работает по контрактам с разными производителями автомобилей. Обязательства перед первым заказчиком выполнены. Собрано около 2,5 тысячи автомобилей марки Great Wall Hower. Руководство предприятия налаживает сотрудничество с другими мировыми автокомпаниями, чтобы заключить новые контракты и возобновить производство", — заявили в ведомстве.
Сейчас территория вокруг завода, которая во время выпуска внедорожников была заполнена готовыми машинами, абсолютно пуста.
У другого автозавода Северного Кавказа, который расположен в Чечне, — свои проблемы. Стало известно, что сборка машин на «Чеченавто» в Аргуне может быть приостановлена. Причиной тому стала не налаженная в августе поставка компонентов. В компании это не комментируют. Однако, как рассказал корреспонденту «РГ» один из сотрудников предприятия, сейчас персонал завода находится «в корпоративном отпуске» до конца месяца.
Единственным стратегическим партнером «Чеченавто» остается АвтоВАЗ. Завод осуществляет контрактную сборку для автомобильной компании и собирает в четырех комплектациях. Средние объемы производства — от шести до восьми тысяч машин в год.
— У нас нет своей реализации. Автомобили в соответствии с заданием АвтоВАЗа поставляются по всей России. Куда именно отправлять машины, сообщает заказчик, — сообщил корреспонденту «РГ» первый заместитель генерального директора «Чеченавто» Мухади Товсултанов.
То есть купить LADA Granta с местного завода жителю Чечни не удастся, хотя этот автомобиль очень популярен на Северном Кавказе.
До экономического кризиса 2014 года у завода имелись планы расширить производство. Готовы были вложить свои средства и инвесторы. Но позже от них пришлось отказаться на неопределенный срок. Сейчас у «Чеченавто» нет глобальных перспектив ни по увеличению объемов, ни по расширению номенклатуры производства.
Кстати, на автомобильном заводе в 2017 году начинали сборку чеченских вездеходов «Чаборз», но после серийное производство перенесли в Российский университет спецназа в Гудермесе.
История создания автомобильного завода Derways в Черкесске началась с братьев Деревых, которые в 2002 году организовали новое предприятие. Летом 2003 года на Московском международном автосалоне состоялась презентация . Модель прошла испытания на полигоне «НАМИ» и получила сертификат. Летом 2004-го начали серийное производство. На румынскую раму компании ARO ставили бензиновый двигатель ЗМЗ или французский турбодизель DW-10TD, далее «скелет» обрастал металлическими и пластиковыми кузовными деталями, кондиционером и элементами салона. Всего успели выпустить 800 экземпляров. Однако в 2005 году обанкротился румынский поставщик шасси, и автозаводу пришлось искать новую нишу. Так началось сотрудничество с китайскими партнерами.
В 2007 году на Derways реконструировали производство, и предприятие перешло на промышленную сборку полного цикла, здесь стали выпускать автомобили китайской марки . Постепенно количество китайских партнеров выросло, и с конвейера в Черкесске стали выходить , , Jac, Hawtai, а также авто тайваньской марки Luxgen.
Начали расти также и производственные мощности. В 2013 году было выпущено 50 тысяч машин, в 2014-м — уже 55 тысяч. Всего здесь делали 19 моделей и 56 модификаций авто.
Однако в 2014 году грянул кризис, и объем производства упал до 20 тысяч автомобилей в год. Китайские компании стали дружно уходить с российского рынка. Тем не менее для завода в Черкесске ситуация на тот момент не складывалась столь уж драматически. В 2016 году из Китая на предприятие было поставлено машинокомплектов на 36,6 миллиона долларов.
Настоящие испытания ожидали завод впереди. В 2018 году по Карачаево-Черкесии предъявило его руководству обвинения в уклонении от уплаты налогов в особо крупном размере. По версии следствия, с апреля 2014-го по январь 2016-го предприятие умышленно предоставляло в  ложные сведения с тем, чтобы получить налоговый вычет в размере 319,4 миллиона рублей, деньги транзитным путем уходили через фирмы-однодневки.
В итоге автомобильное производство в Карачаево-Черкесии практически остановилось. Руководство завода категорически отказывалось комментировать сложившуюся ситуацию. Даже корпоративный сайт предприятия перестал функционировать.
Однако весной появилась надежда, что слухи о смерти Derways оказались сильно преувеличены. В мае глава региона во время послания Народному Собранию объявил, что завод проходит процедуру сертификации производства. Возрождение должно произойти после запуска нового конвейера, на котором будут собирать автомобили узбекской марки Ravon.
Перспективы выхода из финансового кризиса имеются, так как Derways имеет право на компенсацию утилизационного сбора и беспошлинный ввоз машинокомплектов. Это позволит значительно снизить себестоимость производства и повысить привлекательность автомобилей Ravon на рынке. Кроме того, автозаводу обещают предоставить налоговые льготы.
"Принят проект республиканского закона, предусматривающий льготы по налогу на имущество для организаций, осуществляющих производство автотранспортных средств, прицепов и полуприцепов. Речь идет об освобождении от уплаты налога в 2018-2023 годах в целях возобновления сборки автомобилей и поддержки отрасли в сложной финансовой ситуации", — сообщили корреспонденту «РГ» в пресс-службе региона.
Конечно, поддержка компании приведет к выпадающим доходам консолидированного бюджета республики, которые составят около 50 миллионов рублей в год. Компенсировать потери планируется после возобновления производства за счет налогов на прибыль организаций и на доходы физических лиц.
Комментарий
, эксперт-аналитик АО «ФИНАМ»:
— Автомобильное производство в принципе является низкорентабельным. К тому же оно в последнее время переживает сложный период. Продажи новых машин падают повсеместно — в Европе, США, Китае и России. В таких условиях многие бренды не только сокращают выпуск на собственных заводах и охладевают к партнерам по промышленной сборке. В данной ситуации ориентация сборочного производства на линейку одного бренда оказывается рискованной стратегией.
Кроме того, многие инициаторы промышленных проектов, не только автосборочных, начавшихся до 2014 года, рассчитывали на рост потребительского спроса внутри страны и выход на экспортные рынки. Ради этого брались валютные кредиты, заказывалось дорогое импортное оборудование. Но с 2014-го вектор развития страны изменился. Валюта с тех пор подорожала, что сразу увеличило стоимость проекта и размер долгов, платежеспособность населения снизилась, а иностранные партнеры стали терять интерес. Обещавшие стать прибыльными новые производства оказались банкротами.
Ситуацию усугубляют и управленческие ошибки. Но есть также и недочеты, возникшие еще на стадии проектирования. И Derways, и «Ставрополь-Авто» создавались как производства мощностью до 100 тысяч авто в год. Это нереальные цифры. Гигант российского автопрома АвтоВАЗ при способности собирать до 950 тысяч машин в год производит менее 400 тысяч. Степень загрузки мощностей других автосборочных заводов не больше. и вовсе был вынужден закрыть часть своих заводов, которые так и не вышли на проектную мощность из-за падения продаж. Так что дело не в Северном Кавказе, эти проблемы характерны для всей автомобильной отрасли, что косвенно подтверждается ситуацией на «Чеченавто». Его проблема носит временный характер и вызвана сбоем поставки компонентов во всей системе АвтоВАЗа, который вынужден приостанавливать сборку и на других своих предприятиях в Тольятти и Ижевске.
В России хотят запретить эксплуатацию старых авто
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео