Ещё

Неуютный Крым: заметки понаехавшей москвички 

Неуютный Крым: заметки понаехавшей москвички
Фото: РИА Новости Крым
, РИА Новости Крым
Нас называют «материковыми», «варягами», «понаехавшими». И все чаще мы слышим «Крым не резиновый».
После 2014 года нас таких много приехало в Крым.
Пять лет вместе, и очень изменился градус принятия нас. В первые год-два мы были этакими «посланниками Путина», словосочетание «Крымская весна» было везде, волны патриотизма омывали «остров» Крым.
Потом люди начали потихоньку понимать, что подарков не будет, чтобы стало лучше — нужно потрудиться. Многое изменилось, в первую очередь для тех, кого называют «бизнесом» — раньше везде сидели свои, кумы-друзья, все было понятно, все были свои.
А теперь в кабинетах — эти. Варяги. И законы другие. И привычные схемы рушатся.
И постепенно восторги ослабевают. Все больше недовольства жизнью в целом, и как будто бы интонации обманутых надежд появляются.
А рикошетом достается нам, не местным. У всех нас были свои причины «понаехать» и остаться.
Чатыр-Даг в окне
Дом без ремонта
Какой он, Крым? Неуютный. Красоту и богатство земли мы получаем даром. А уют надо создавать.
Почему так уж нам надо жить здесь? Прежде всего, работа: много командированных, военных. Много назначенных Москвой чиновников.
Насколько просто нас поссоритьhttps://crimea.ria.ru/society/20191209/1117726930/Naskolko-prosto-nas-possorit-est-li-narodnoe-edinstvo-v-Krymu.htmlМосквичам тут нравится климат, размеренность, нет давления огромного, пульсирующего города. Тонны реагентов под ногами не валяются (в российской столице будто используют какие-то особо ядовитые, астматикам мучение, дети из бронхитов не вылезают). А здесь — солнце. Снега по колено не бывает, точнее, жижи на месте снега.
Но это все общие места. Главное — сердцу не всегда прикажешь. Здесь — как дома, где многое не устраивает, даже раздражает, планируешь ремонт того, этого, но остаешься.
Дом же.
Южная бухта в Севастополе
Два месяца ленточек
Какие они, крымчане? Первое, что приходит в голову: инертные. Привычно намусорено, неубрано вокруг — значит, можно продолжать мусорить, все равно не видно на общем фоне. На самом деле, конечно, видно…
Симферополь, улица Киевская
Не все мусорят, многие убирают, но в массе… Идешь по Симферополю, едешь по трассе — кто-то же это все бросает под ноги и вдоль обочин? Неужели только туристы и понаехавшие?
Ботсад КФУ в Симферополе
Или вот Ботанический сад Крымского федерального университета. Федеральным он стал после 2014-го, статус серьезный, ботсад — важный объект для Симферополя и не только.
Ботсад КФУ в Симферополе Забор у центрального входа в ботсад КФУ им. Вернадского. 27 ноября 2019 года
В конце октября здесь, у главного входа в ботсад, была серьезная авария. Кто-то проезжающий по проспекту Вернадского врезался в забор.
Забор был разбит в куски — кирпичная кладка разрушена. Месяц все это лежало на тротуаре, огороженное ленточками. Все обходили.
Конец ноября: все огорожено ленточками, куски не спеша убирают.
Или такая мелочь. Или не мелочь? На мониторах в троллейбусе — «карусель» заставок. На заставках — августовский джаз-фестиваль, выборы 9 сентября. В форме анонсов, приходите слушать джаз и голосуйте, а то проиграете. В декабре…
А у входа в ботсад к Новому году прибрались: куски кирпичного основания забора убрали с тротуара и аккуратно поставили на законное место. Подмели.
Самого забора там по-прежнему нет. Натянуты веревочки.
Забор у центрального входа в ботсад КФУ им. Вернадского. 25 декабря 2019 года
"Сдыхи" и чужаки
Еще крымчане делятся на «сдают» и «не сдают». Так сложилось, что я хорошо знаю, как работает малый частный сектор. Знаете, как называют отдыхающих? «Сдыхи».
Не все, но многие. Говорят, эта часть сектора отомрет либо мимикрирует постепенно. Но пока — принимаем «сдыхов».
Что поражает? Все друг друга знают «с горшка»: какой министр кому в школе носил портфель, чьих детей крестил начальник чего-то там, у кого родители с детства дружили, кто у кого в девяностых бизнес отжимал, кто кого от смерти спас в горах, на море… Люди завязаны тугими узлами родства, вражды-дружбы, слухов…
Чужака видно сразу, с ним готовы общаться, а если он начальник, то и подчиняться. Но все равно вокруг него — пузырь, он — инородное тело. Это естественный процесс, но в Москве этот этап проходит быстрее — в Москву ехали и едут, да и в мегаполисе все друг другу — чужаки.
Ботсад КФУ в Симферополе
Негатив под солнцем
Одна из местных черт — недовольство. Не сделали — плохо. Сделали — плохо сделали, за кого нас держат?
Всегда это удивляло: ребята, у вас климат мягкий, витамина D вроде должно хватать… В серенькой, окутанной смогом Москве люди как-то больше умеют радоваться — или это от отчаяния?
Большая Морская в Севастополе
А еще крымчане суровые. Как-то не принято проявлять эмоции со знаком плюс — нежность, восторг, счастье. По негативу — совершенно обратная картина. Почему это так, загадка. Может, что-то защитное или архаичный страх «сглазить»?
Трассу Таврида окрестили «дорогой смерти», действительно, статистика ДТП, особенно тяжелых, зашкаливает. Строители твердят, «она не открыта, жесткое ограничение скорости», но всем по барабану. Или бьются только туристы и приезжие? При этом комментарии под постами «зачем открыли дорогу смерти», — в основном крымские.
Но вот Николаевская трасса — историческая дорога смерти (говорят, опережает знаменитый Ялтинский серпантин), здесь бились всегда. Она довольно прямая, легко разогнаться и… Самый смертельный — Севастопольский перекресток перед Николаевкой. Неужели только не знающие дорогу туристы и понаехавшие бьются?
Вообще, по опыту — да, почему-то питерские ребята на дороге ведут себя иной раз хуже донецких. А возможно, это просто номера на машинах, а за рулем неопознанные дикари, не умеющие вести себя в потоке.
Большая Морская в Севастополе
Сложная жизнь на транспорте
Пешеходный переход в центре Симферополя
Разруха вокруг многолетняя — глазам больно.
Даже просто по центру Симферополя пройти. Не только тротуары непроходимые, много мертвых развалин, то ли недоразрушенных, то ли недостроенных…
Общественный транспорт — особое испытание. Грязные, тесные, изношенные в основном.
Запахи очень концентрированные. И при этом — необъяснимая тяга к закрытым окнам.
Здесь та же инертность: пока едет, пусть рассыпается на ходу, зачем чинить, чистить. Люди набиваются и едут, дыша через раз.
Общественный транспорт в Симферополе
Чисто Крымский Сервис (не путать с ЧКХ)
Сфера услуг — выдающаяся. Непунктуальность, опоздание до получаса, считай, вовремя, расслабленность — сегодня не доедем, дождь-ветер-пробки-не срослось, перенесем на завтра.
Общественный транспорт в Симферополе
Окна дома чинят с весны. Просто перепакетить стеклопакеты, в общем, ерунда. Не те замеры, не те гребенки, обещают на днях приехать, на недели пропадают. Всегда важные обстоятельства, начинаешь требовать — бубнят, какая сложная жизнь.
Симферополь, улица Киевская
По черной дороге
Самым большим шоком для избалованных комфортом москвичей стал блэкаут.
В московском прошлом отключение света на час-два было событием. А тут жизнь на долгие дни-недели-месяцы превратилась в подвиг. Даже в комфортном загородном доме, где хоть какая-то начинка — все равно электрика. А еще насос, интернет, свет, холодильник… Всеобъемлющий конец света, в общем.
А у кого-то блэкаут совпал с началом водительского стажа. Ехать с работы по абсолютно слепому, черному, без единого фонаря и светофора городу, где в любой момент перед капотом может нарисоваться пешеход, потом по кромешной, без разметки и огней николаевской трассе — вот он, бесценный водительский опыт.
Общественный транспорт в Симферополе
А крымчанам блэкаут — «ха!», потому что многие так выросли, без света-воды-всего. Крепкие ребята. И сейчас еще пол-Крыма без газа. Правда, с едой было получше, чем в Москве, говорят крымчане. Или опять шутят?
Симферополь, больница им. Семашко
В Крыму лучше не болеть. Вообще. Году в 2015-м в гнойной хирургии одной из столичных больниц полуострова при походе на перевязку за ситцевой шторкой случайно обнаружилась палата с туберкулезом и объявлением «без маски не входить». Выписка из больницы произошла стремительно.
Рожают много, по одному ребенку в семье — редкость. Отношение к детям — без московского детоцентризма. Например: лето, +40, грязная душная маршрутка, и малыш, совсем малыш, и постарше… Видимо, от безысходности. Или просто «мы свыклись и дети свыкнутся»?
Двор на Большой Морской в Севастополе
Во-первых, это красиво
Отдельная тема — красота по-крымски. У девушек солируют Ресницы и Волосы. Самая популярная работа у косметолога — наращивание ресниц. Один взмах — и ураган на два квартала.
У кого есть что распустить по плечам — распускают. Из автобуса выходишь в чужих волосах, в любую погоду, в подходящей и неподходящей обстановке.
Маникюр делается надолго, значит, шеллак/гель, часто с картинками, стразами. Длинные ногти нарощенные. Как моют посуду и ведут хозяйство, загадка, чем печатают на компьютере, если работа требует, также неизвестно. Героини.
Большая Морская в Севастополе
Нас, понаехавших, часто спрашивают: уехать обратно в цивилизацию не хочется? Пока нет.
Солнечный пляж в Севастополе
Стану ли я московской крымчанкой? Вряд ли. Да и зачем? Будем разными, так даже интереснее.
Может, общими силами сделаем здесь жизнь уютнее. Работы много, но есть ради чего. Крым чудесный.
Ботсад КФУ в Симферополе
Видео дня. В Подмосковье испытали беспилотные автомобили в метель
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео