Ещё

«Жизнь разделилась на до и после»: москвичи о взрывах в метро в 2010 году 

«Жизнь разделилась на до и после»: москвичи о взрывах в метро в 2010 году
Фото: РИАМО
Теракт был подготовлен и осуществлен членами исламистской организации. В итоге от их действий погибли 40 человек, а более 150 получили ранения. Москвичи, которые оказались в тот день в метрополитене и чьи близкие пострадали, рассказали РИАМО, как сложилась их жизнь после трагедии.
Задержан боевик, причастный ко взрывам на станциях метро Москвы в 2010 году>>
Ирина, 46 лет, стоматолог:
«Помню, в тот день ехала на работу и думала о том, что у меня сегодня очень много клиентов в клинике, надо доделать дела по дому, да еще и поругалась с мужем — одним словом, хуже и быть не может. Произошедшее доказало, как незначительны были все эти мелкие дрязги.
На момент взрыва я как раз переходила на «Лубянку», но находилась от нее достаточно далеко. Звук был похож на странный хлопок, с потолка на эскалатор посыпалась строительная пыль. Люди начали паниковать: они кричали и бежали кто куда. Началась неразбериха и мешанина. Я растерялась и не могла понять, что происходит. Сначала подумала про аварию поезда, но кто-то рядом крикнул, что станцию могли взорвать.
Нужно было срочно убираться из метрополитена, и я со всех ног, падая, бросилась к выходу. Пока бежала, думала, если это и вправду теракт, что мешало им заложить бомбу и на моей станции? У выхода люди распихивали друг друга, толкали. Мне удалось протиснуться и выйти.
Помню, что сразу же поспешила убраться подальше, позвонила мужу и сказала: «Знаю, ты злишься на меня с самого утра, но я чуть не умерла». Сначала он решил, что его разыгрываю, а потом не мог успокоить меня примерно полчаса. Как позже выяснилось, одна моя знакомая тоже была недалеко: она спустилась на «Лубянку» вскоре после взрыва, там был ад — кто-то шел в разодранной одежде, лежали тела…
Я начала читать много книг по психологии и стараюсь помогать другим: приняла участие в некоторых благотворительных программах, жертвую деньги нуждающимся. Мне кажется, что раз я выжила — это было неспроста, и стоит быть благодарной».
Путин подписал закон об изоляции террористов в российских тюрьмах>>
Юлия, 34 года, кассир:
«О случившемся я узнала на работе — ко мне подбежала коллега и начала сбивчиво кричать про теракт. Все, что я могла в тот момент, — порадоваться, что практически никогда не езжу ни через «Лубянку», ни через «Парк культуры». А ведь кто-то регулярно там оказывается и совершенно не ожидал, что попадет в такой ад.
Меня прошибло потом, когда я поняла, что такой человек — моя лучшая подруга, которая работала на «Парке культуры». На тот момент мне было 24 года, мы с ней вместе перебрались в столицу из Питера, закончили один университет, снимали одну квартиру. С 13 лет у меня не было человека ближе (отец погиб, а с матерью мы никогда не могли найти общий язык).
Я буквально оборвала ей телефон, но она не отвечала. Это длилось примерно час, тогда я отпросилась с работы и, как безумная, рванула на такси к станции. Подъехать мы не смогли: как объяснил водитель, на ближайших к «Парку культуры» улицах были жуткие пробки, все перекрыто. У самого метро работали спецслужбы. Наконец мне удалось дозвониться до подруги, но трубку взяла не она, а врач. Оказалось, что та находилась на станции в момент взрыва. В итоге выжила, но в нее попали осколки. Ранение было серьезным. Врач сказал, что ей будут делать операцию. Пассажиров с травмами постоянно подвозили на скорой.
Это стало последней каплей: я и так едва держала себя в руках, чтобы не потерять способность трезво оценивать ситуацию, но тут не выдержала. Помню, что рыдала навзрыд прямо в машине, во весь голос. Таксист буквально потерял дар речи. Извинился и повез меня в больницу. Не помню, сколько провела там времени — к подруге меня долго не пускали. В итоге она выжила и смогла восстановиться, но на теле остались шрамы, которые пришлось убирать с помощью пластической хирургии.
Сейчас она живет в Америке и мы пересекаемся намного реже, но наша связь по-прежнему очень крепка — едва не потеряв близкого человека, понимаешь, насколько хрупка наша жизнь и как важно ценить тех, кого мы любим».
Путин и Нетаньяху выступили за совместную борьбу с международным терроризмом>>
Андрей, 49 лет, сотрудник рекламной компании:
«Я возвращался домой из командировки и проезжал через «Парк культуры», где произошел второй взрыв. О том, что ранее разнесло «Лубянку», я не знал: движение поездов не остановили, о ЧП мне тоже не было известно.
Раздраженный после долгой дороги, я вышел на «Парке культуры» и спокойным шагом направился к выходу. Когда уже был на лестнице, ближе к другому концу платформы прогремел взрыв.
Мимо меня пронеслась какая-то женщина и, пихнув локтем, обложила меня матом и крикнула: «Уйди!» Это вывело меня из заморозки, и я бросился к выходу. Паника была жуткая, благо на тот момент на станции для часа пик было не особенно много народа, но все пытались убраться оттуда как можно скорее. У меня перед глазами все смазалось, я начал задыхаться от страха. Возможно, это была паническая атака: руки дрожали и я был уверен, что умру.
Покинуть станцию нам помогли сотрудники милиции. На улице я попытался отдышаться и прийти в себя. Там тоже творилось черти что: когда я смог взять себя в руки, обнаружил, что все наперебой звонят знакомым и родственникам, кричат. Только в этот момент я додумался осмотреть себя на предмет повреждений. Все было в порядке. Люди пытались уехать и забиться в автобусы, кто-то так и пошел пешком.
После произошедшего мне сначала казалось, что моя жизнь не особо изменилась, но я ошибался. Состояние было постоянно нервным и дерганным.
Жена настояла, чтобы я обратился к психологу после того, как я однажды сорвался на нашего сына. Консультации я посещал около полугода. Конечно, сейчас я справился, но то и дело возвращаюсь воспоминаниями в тот день. Жаль, тех кто погиб за чужие идеи, уже не вернуть».
Что делать, если вы нашли подозрительный предмет, похожий на бомбу>>
Видео дня. Гений из Армении собрал машину из разных запчастей
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео