Ещё

Чеченское изобретение 

Чеченское изобретение
Фото: Аргументы Недели
Не удивлюсь, если через несколько лет в растениеводстве состоится революция. Для этого в сады, теплицы, овощеводческие хозяйства и на виноградники должна прийти почвообрабатывающая роторная машина Хусейна МУЗАЕВА. Основная проблема — нет серийного производства. Сначала Хусейн хотел, чтобы его изобретение стало достоянием Чеченской Республики. Но взаимопонимания не нашёл — как сам говорит, «видимо, нашлись более важные дела».
Голова на отсечение
Есть люди, которые из года в год, по несколько раз за сезон, обрабатывают землю горизонтальной фрезой. Музаев всегда у них интересуется: «В каком состоянии почва, наверняка уплотняется при таких обработках?» — «Конечно, уплотняется, структура портится, урожайность падает». А его изобретение достаточно использовать всего раз за сезон. И всё бурно растёт, приносит плоды.
Принципиальная позиция изобретателя Музаева — техника в полях не должна быть тяжёлой. Сегодня общепринятый «промышленный» подход к обработке земли включает в себя трактора весом 27, 30 и более тонн с мощнейшими 600-сильными двигателями. Производители делают спаренные колёса, чтобы трактор не увяз в раскисшем грунте, и тут же добавляют балласт, чтобы не буксовать. А потребитель платит. И за балласт тоже, о чём условный колхозник не знает. Зачем нужны такие монстры? Тянуть прицепную технику соответствующей массы. В том числе плуги для глубокой пахоты с оборотом пласта. Расход топлива — сумасшедший. Под огромным танковым весом техники грунт неизбежно уплотняется, качество и плодородие почвы падают.
Использование классического плуга — первый признак крайне неэффективного земледелия. В одном из канадских университетов висит «приговор плугу», который пришёл из Германии: «Один немецкий учёный и кузнец Сакс изобретением плуга сделал больше вреда для всего мира, чем все немцы за время Второй мировой войны». Насчёт Второй мировой можно поспорить, но пылевые бури, засухи, поднятая и заброшенная целина, чернозёмные области с убитыми плугами чернозёмами — реальность.
У земледельца из Пензенской области — главы хозяйства с полями площадью более 7 тыс. гектаров Анатолия Шугурова плуг под запретом лет 35! «АН» многократно рассказывали об успехах хозяйства, фантастической рентабельности. И полном отказе от банковских кредитов — не требуются. Как говорит Анатолий Иванович, «не мы банкам должны, а банки — нам». Музаев с ним согласен: «Плуг иррационален с технической точки зрения, губителен для плодородия почв». Плуги углублялись всё глубже и глубже, порой на полметра, десятки кандидатских и докторских диссертаций написаны. Но чем глубже вгрызались плуги в землю, тем ниже опускалась уплотнённая после такой обработки «подошва». Тут Хусейн Музаев удивляет, вступает в заочную полемику с Шугуровым:
— Я знаком с системой земледелия Шугурова. Но считаю, что обработка почвы плоскорезами на глубину 6–7 сантиметров, как у него, слишком мала. Сказали бы 16–17 — тогда бы согласился. Потому что аэробные микробы активно действуют на глубине до 20 сантиметров, в плодородном слое почвы. Я считаю, что этот слой и надо перемешивать. Он дифференцируется и по структуре, и по плотности. Должна быть капиллярность, доставка воздуха к корням растений. В засушливый год, когда в республике прошёл всего один дождь, там, где обрабатывали традиционным способом, всё высохло, урожай, как говорят в таких случаях, сгорел. А где поработала моя машина, всё уцелело и созрело. Как будто не один, а ещё несколько дождей над полями прошли. Учёные этот факт зафиксировали.
Музаев горячится:
— Когда-то после золотых медалей на выставках мне звонили, интересовались, предлагали организовать производство. Но я ставил условие — делать мою технику здесь, в Чечне. Интерес пропадал. Сейчас позиция изменилась — тот, кто возьмётся за её производство, голову на отсечение даю — не пожалеет!
Образец эффективности — крот
Особенность машины — она активного типа от синхронного вала отбора мощности. До неё в мире существовало всего две машины активного типа — горизонтальная фреза и вертикальная фреза. Стал думать — в природе всё устроено рационально. Кто живёт под землёй всю жизнь, роет норы? Крот. Как он роет? Путём растяжения. Музаев взялся механизировать этот процесс. Для сведения: крошечному кроту за ночь прокопать под землёй тоннель длиной 25 метров — раз плюнуть. Это и энергосбережение, и почвосбережение. Идея применения знаний о живой природе для решения инженерных задач принадлежит , который пытался построить летательный аппарат с машущими, как у птиц, крыльями.
Первый образец почвообрабатывающей роторной машины оказался не как первый блин, который, как известно, комом. Всё обдумал, рассчитал скорости вращения ротора, передаточное отношение редуктора, передающего на прицепную машину через трансмиссию мощность от тракторного двигателя. И попал в точку.
Музаев признался: когда работал над изобретением, исповедовал инженерный подход. До испытаний знал — будет экономический эффект от малых расходов на топливо. В 2010 году при государственных испытаниях на Кубанской зональной машиноиспытательной станции был зафиксирован расход дизельного топлива — 6 литров на гектар. В час — 2 гектара. На станции почвенно-климатические условия позволяют возделывать множество сельскохозяйственных культур, что даёт возможность испытывать машины в самых разных условиях. После обработки почвы машиной Музаева можно сразу сажать или сеять, не нужно никаких дополнительных операций, в том числе внесения любых органических или минеральных удобрений, что удивило учёных. А про благотворное влияние его машины на почву выяснил на практике и при общении с учёными. После роторной машины Хусейна Музаева в почве сохраняется биота, вся макро— и микрожизнь. Дождевые черви-труженики не страдают от «когтей крота». Как человек пытливый, он внимательно проштудировал почвоведение.
В результате ушёл из республиканского «Чеченгазпрома» в местный ЧНИИ сельского хозяйства на меньшую — в 15 раз! — зарплату. Шесть лет работал там, чтобы доказать рентабельность роторной машины. Вышло 180%. Ректор Краснодарского государственного аграрного университета сразу предлагал писать кандидатскую диссертацию. Музаев уверен — его машина обязательно займёт свою нишу. По праву. С появлением его машины обречены «на вымирание» горизонтальные и вертикальные фрезы.
К Музаеву часто обращаются жители родного села Белгатой с просьбой обработать участок. У него для небольших земельных наделов помимо гусеничного трактора есть испанский мини-трактор и его мини-машина. Высота у техники «по рулю» — метр, ширина захвата рабочего агрегата — 1 метр 20 сантиметров, можно использовать в промышленных теплицах. Работы много. Для сравнения парадоксальный факт — МТЗ-80 «Беларус», совсем не маленький трактор массой 3, 6 т, на пахоте тянет за собой плуг с шириной захвата всего 105 сантиметров.
Сорняки под угрозой уничтожения?
Может ли машина выходить на обработку целины? Теоретически да. Версию машины для обработки целины, брошенных земель Хусейн Музаев готов создать, как говорит, «можно усовершенствовать, идея уже сформирована». Но те две машины, что существуют (сделаны в домашней мастерской!), лучше всего работают на культурных полях. Что важно, почвообрабатывающая машина Музаева прекрасно уничтожает сорняки. Она избавлена от недостатка большинства сельскохозяйственных орудий, которые дробят сорняки, особенно многолетние, на мелкие кусочки, и каждый кусочек прорастает сорняком-вредителем. Машина извлекает сорняк из земли вместе с корнем. Более того, через несколько циклов-лет обработки почвы этой машиной сорняки остаются в прошлом. У Музаева есть данные многолетних наблюдений, с которыми не поспоришь, он получил российский патент на изобретение ещё в 2006 году.
Сейчас у потребителей востребована экологически чистая пищевая продукция — злаки, овощи, фрукты, ягоды. Роторная машина Музаева — идеальный инструмент для достижения высокой цели. Можно использовать машину и для обработки почвы под зерновые, есть богатый опыт работы в овощеводческих хозяйствах.
Спрашиваю у Хусейна, насколько машина сложна? Нужно ли для её внедрения в массы дорогое и высокотехнологичное производство?
— В производстве не сложнее машин с вертикальными фрезами, что давным-давно освоены промышленностью. Не нуждается в применении каких-то особых сверхпрочных и износостойких материалов. Силы трения и скорости вращения рабочего агрегата маленькие, в три раза меньше, чем у фрезы, износ минимальный. Зубья роторной машины, как когти крота. Они раздвигают, растягивают, а не перемалывают почву. Почва начинает жить, самая тяжёлая земля после обработки становится пористой, потрогаешь — как мочалка. После этого на ней всё бурно растёт.
Чтобы запустить машину в производство, нужно минимум средств. Обычные марки стали, нет необходимости в литейке. Совершенно обычный набор «металлогрызущего» производства: токарный, фрезерный, точильный и сверлильный станки, сварочное оборудование. И два слесаря, один из которых является сварщиком. Но такой масштаб, естественно, не обеспечит супермашиной даже республику. Требуется серьёзный подход. И выход на рынок не с уникальным, а серийным инструментом. Который обладает уникальными свойствами — бережёт землю и улучшает.
У Хусейна Музаева более чем достаточно вполне реалистичных проектов. Сдвинется дело — расскажем о его новых идеях.
Видео дня. Льготы на парковку каршеринга могут отменить
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео