Автоновости
ДТП
Тест-драйвы
Бортжурнал
ПДД
Экзамен

«Цифра нереальная». СМИ сообщили о просьбе МВД пересмотреть целевой норматив смертности на дорогах

В 2018 году в своих майских указах заявил, что Россия должна стремиться к нулевой смертности на дорогах. Конечно, не сразу, а в несколько этапов.
«Цифра нереальная». СМИ сообщили о просьбе МВД пересмотреть целевой норматив смертности на дорогах
Фото: BFM.RUBFM.RU
Так, уже через четыре года этот показатель должен быть снижен в 3,5 раза — до четырех смертей на 100 тысяч человек. Для понимания — это норматив мировой элиты в области безопасности дорог: Швеции, Норвегии, Швейцарии, Германии, Сингапура. Они шли к такому результату десятилетиями. России же, чтобы хотя бы приблизиться к таким показателям, нужно двигаться колоссальными темпами.
И вполне закономерно, что просит пересмотреть целевой норматив хотя бы до восьми смертей, говорит директор Института экономики транспорта и транспортной политики .
Михаил Блинкин директор Института экономики транспорта и транспортной политики НИУ ВШЭ «Цифра нереальная, ее не нужно ставить в качестве национальной цели. У нас в России смертность на дорогах снижается темпом, примерно 7-8% год, это очень хорошие темпы. Если мы будем продолжать снижаться теми же темпами, мы будем в 2024 году как раз на цифру чуть больше восьми, о чем и просит МВД. А вот сохранить эти темпы будет крайне трудно, потому что есть общемировая закономерность: от ужасной аварийности к просто плохой аварийности страна может снижаться темпами довольно быстрыми. Когда мы выходим на более-менее приличный уровень, темпы снижения становится очень скромными. Чтобы выйти на рубеж четыре единицы, нужны темпы 20% снижения в год, таких темпов не наблюдалось в мировой практике аварийности. Фантастические цифры ставить нельзя, потому что ни к чему, кроме приписок, они не приводят. В первую группу — это четыре единицы — входят Швеция, Швейцария, Норвегия, Германия. В первую группу мы попадем лет через десять в лучшем случае, и то, не знаю».
Как пишут «Ведомости», в 2017 году в России было 13 смертей на дорогах на 100 тысяч населения. В 2019 — уже 11,5 на 100 тысяч. Достигается это в основном за счет увеличения штрафных санкций.
Только этим обойтись нельзя — нужны реформы сразу в трех компонентах, говорят эксперты. Во-первых, прокладка хороших дорог, инфраструктуры, установка правильных пешеходных переходов, подсветки, настройка правильного баланса ограничений скорости. Во-вторых, соблюдение ПДД, взаимоуважение водителей и пешеходов. И в-третьих — безопасный качественный автопром.
Россия постепенно уходит от анекдотов про дураков и дороги, но в остальном топчется на месте. Ярче всего это заметно, если взять ситуацию с отбойниками на дорогах, отмечает координатор «Синих ведерок»
Петр Шкуматов координатор движения «Общество синих ведерок» «В Москве есть две параллельно идущие дороги, такой же скоростной режим, столько же полос: это Кутузовский проспект и Звенигородское шоссе. На Кутузовском проспекте погибает в пять раз больше, а ранения и травмы в ДТП получают в 25 раз больше людей. Отличаются эти участки только одним: на Кутузовском проспекте вместо отбойника — полоса для депутатов и министров. К сожалению только 10% протяженности федеральных дорог имеет отбойник, вообще автомагистралей у нас настолько небольшое количество, что даже стыдно про это говорить. Для сравнения М10 и М11: на М11, на которой нет ни одной камеры фиксации нарушений, смертность в пять раз ниже, чем на М10».
В странах-лидерах по безопасности на дорогах привилегии есть всего у двух категорий: у президентского кортежа и экстренных служб. В России — у любого, кто внесен в огромный список административного регламента : прокуроров, военных, чиновников, судей, народных артистов и священнослужителей. Таким образом, к нулевой смертности, конечно, можно стремиться. Но путь будет очень и очень долгим. Ведь у помощника районного прокурора на российских дорогах больше прав, чем, скажем, на дорогах Германии у Ангелы Меркель.
Business FM направила запрос в МВД о причинах пересмотра норматива по снижению смертности на дорогах. Ответ на момент публикации материала получен не был.