Троллейбус, который ушел на восток… 

Троллейбус, который ушел на восток…
Фото: Русская Планета
С улиц столицы ушли троллейбусы. Говорят, они устарели, изжили себя. На их место пришли молодые, сверкающие электробусы. Большие рогатые машины ушли тихо, толком не простившись. Насупились, прошелестели шинами и исчезли, затаив обиду — ведь они служили горожанам верой и правдой почти 90 лет.
Некоторые даже плакали — честное слово, я видел слезы на их ветровых стеклах и фарах. Но суровые троллейбусы — они же мужчины! — делали вид, что это просто капли дождя…
Паутину проводов срежут. «Стариков» разберут или отправят в другие российские города, где им найдется работа. Оставят пяток-другой, чтобы они дремали под крышей и выползали раз в году на ретро-парад, вспоминая былое.
…Пассажирское движение в Москве открылось в ноябре 1933 года. Первый троллейбус покатил от Белорусско-Балтийского вокзала до моста Окружной железнодорожной дороги, заставляя пассажиров громко восхищаться и умиляться: «Гляди, Мань, а ведь он, ей богу, пошибче трамвая бежит!».
Троллейбусы предполагалось окрасить в красный, сродни революционному, цвет. Но московское начальство не одобрило. Была опаска, что если случится большая поломка или крупная авария, сочтут за вредительство. Или того хуже — припишут контрреволюцию. И потому облачили троллейбусы в простенький зеленоватый цвет.
Никита Хрущев, который в ту пору был вторым секретарем московского горкома ВКП (б), рассказывал в мемуарах: «Когда троллейбусная линия была уже готова, и надо было ее испытать, раздался вдруг телефонный звонок от : „Не делать этого!“ Я говорю: „Так ведь уже испытали“. „Ну, и как?“. „Все хорошо“.
Оказывается, Сталин усомнился, как бы вагон троллейбуса не перевернулся при испытаниях. Почему-то многие считали, что троллейбус обязательно должен перевернуться, например, на улице Горького — на спуске у здания . И Сталин, боясь, что неудача может быть использована заграничной пропагандой, запретил испытания, но опоздал. Они прошли удачно, и троллейбус вошел в нашу жизнь…
Первый троллейбус имел аббревиатуру ЛК — то есть, Лазарь Каганович. К слову, большевики очень любили себя возвеличивать, многие вещи называя своими именами. Например, паровозы были СО — Серго Орджоникидзе, ИС — Иосиф Сталин, ФД — . И танки были „большевистского“ происхождения, и самолеты, и прочее.
Проворные машины с рогами стали альтернативой медленному трамваю. Поэтому повсеместно стали рельсы закапывать, а провода натягивать. Троллейбусы пошли по улице Горького, Маросейке, Театральной площади, Садовому кольцу, Арбату, Сретенке…
Троллейбусы были не только быстрее, надежнее трамваев. Для постройки этой машины нужно было меньше металла. Да и прокладка линий была гораздо дешевле. Дышалось в нем легче и лучше мечталось.
Пассажиры устраивались на тугой коже сиденья, смотрели кто равнодушно, кто с интересом — на проплывающие московские пейзажи. Водитель, обычно молчаливый мужик — дамы за рулем прежде не встречались — крутил руль и нажимал на педали, а кондукторша, словоохотливая женщина, которая была в курсе столичных новостей, отрывала билетики от рулона, висящего на груди, и выкрикивала остановки. „Зайцев“ укоряла, пожилым и мамам с детьми помогала. Дорогу кондукторша знала, как свои пять пальцев, наставляла приезжих:
»Гражданка, вам Мосторг нужен? Тогда на следующей!» «В планетарий, собрались, мужчина? Через одну, подготовьтесь. И сынишку за руку возьмите…»
В 60-е годы вместо контролеров появились стеклянные кассы, куда пассажиры бросали мелочь и отрывали билетики. И сами же брали сдачу — у других. К примеру, опустил человек десять копеек. Стоит и клянчит: «Не опускайте…» У одного монетку взял, у другого. И получил искомые шесть копеек…
В конце 30-х годов завезли в Москву английское чудо — двухэтажный троллейбус EEC, поскольку генеральным подрядчиком и поставщиком машин была English Electric Co. Ездить в нем было любопытно, поскольку сверху разворачивался шикарный вид. Но сердечко трепетало — особенно у женщин. Того и гляди, опрокинется махина на бок, костей не соберешь.
Того же мнения был и главный человек в Союзе. По словам Хрущева, «когда мы купили двухэтажный (трехосный) троллейбус, Сталин запретил его использовать: он боялся, что тот перевернется. Сколько мы его ни убеждали в обратном, не помогало. Однажды, проезжая по Москве, он увидел такой двухэтажный троллейбус на пробной 88 линии, возмутился нашим непослушанием и приказал: „Снять!“.
Сталин вообще к троллейбусу был не равнодушен. К примеру, на Постановлении Совета народных комиссаров СССР от 7 июня 1945 года „О снятии трамвайного движения в центре г. Москвы и замене его троллейбусным и автобусным движением“ вождь размашисто начертал: „За. И. Ст. “. Простые слова, но пылко написанные!
Между прочим, вождь имел отношение не только к московскому троллейбусу, но и… к будапештскому. 21 декабря 1949 году Сталину исполнилось 70 лет, и в тот день в столице Венгрии был пущен первый маршрут — его номер тоже был 70-й.
Первый троллейбусный маршрут в Будапеште должен был стать 32-й. Именно столько лет исполнилось в 1949 году Октябрьской революции. Но линию к ноябрю прожить не успели. Обернулись к декабрю, аккурат к сталинскому юбилею…
Троллейбусы не только вздымали инженерную мысль ввысь, но и расширяли ее. К примеру, инженер Л. С. Файн создал аккутроллейбус. Это была машина, которая могла двигаться, как троллейбус. Дополнительный ролик снизу позволял гибриду ехать по трамвайным рельсам, а аккумуляторные батареи помогали двигаться без подключения к проводам — как автобусу. Новшество одобрили, но оно… не прижилось
А вот грузовые троллейбусы городу понадобились. Особенно во время Великой Отечественной. Они таскали различные грузы, тем более, что с грузовыми автомобилями возникли проблемы — многие отправили в прифронтовую полосу. После войны в Москве было более 60-ти грузовых троллейбусов.
Однако уже с осени 1945 года их число стало сокращаться. А количество пассажирских маршрутов — расти.
То-то радости было жителям новостроек, когда мимо их домов пускали троллейбусы! Так бывало в Бибиреве, Медведкове, Вешняках, Черемушках, Теплом стане. Это был признак того, что район начинает жить, дышать, радоваться. На троллейбусе везде и всюду — на работу, в парк, магазин, на свидание!
Когда-то троллейбусная линия Москвы была самой большой в мире — без малого 90 маршрутов. Теперь ее нет вовсе. Если не считать короткой, декоративной линии — от Комсомольской площади до Новорязанской улицы. оставили ее горожанам на память…
В столице было 10 троллейбусных парков, в котором обитали тысячи рогатых машин. Их обслуживала целая армия водителей, инженеров, слесарей, электриков, мойщиков и представителей прочих профессий. Теперь они не у дел. Горюют, вспоминают, мучительно размышляют, чем им заняться теперь. Впрочем, многие вместе с троллейбусами уходят на пенсию.
Можно ли было сохранить троллейбус в Москве? Наверняка. Ведь, например, в Санкт-Петербурге они же ходят и в немалом количестве. Но в Москве власти — не народ вовсе! — решили, что удобнее будет с электробусами. Но это — вопрос дискуссионный. Не случится ли так, что нам еще придется сожалеть о потере? Подумал и вспомнил песню :
Все люди — братья, мы — седьмая вода,
И мы едем, не знаю, зачем и куда.
Мой сосед не может, он хочет уйти,
Но он не может уйти, он не знает пути,
И вот мы гадаем, какой может быть прок
В троллейбусе, который идет на восток…
Троллейбус из Москвы ушел, но воспоминания о нем остались. У каждого — свои. В салоне мечтали, смеялись, знакомились, влюблялись. И читали. Некоторые — освоили целые собрания сочинений. Утром — на работу, вечером с работы: Чехов, Мопассан, Ремарк, Агата Кристи…
Электрическая машина „играла“ главную роль в лирической картине „Первый троллейбус“. А в фильме „Берегись автомобиля“ — эпизодическую, но — заметную. Помните, как водитель Люба в исполнении Ольги Аросевой лихо мчит по Москве, пытаясь догнать „Волгу“  — ? На других кадрах он, вернувшись из тюрьмы, прижимался лицом к ветровым стеклом, снимал шляпу, обнажая обритую голову и восклицал: „Люба, я вернулся!“.
Воспевали троллейбус и поэты. И не только , чьи строки „я в синий троллейбус сажусь на ходу, в последний, в случайный“ затерли до дыр, как цифры на „счастливом“ билетике. „Троллейбус всю неделю / По городу катался. / Троллейбус за неделю / Ужасно измотался. / И хочется троллейбусу / В кровати полежать, / Но вынужден троллейбус / Бежать, / Бежать, / Бежать…“ Это — строки Эдуарда Успенского.
А эти грустные — Агнии Барто: „Бежит, бежит / Троллейбус, / Спешит, спешит / Троллейбус, / А слезы так и катятся / И катятся из фар…“.
Нам тоже очень-очень грустно…
Видео дня. Volvo планирует к 2030 году выпускать только электрические авто
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео