60 тысяч за переломы, 500 — за смерть. «Прейскурант» для пострадавших в ДТП 

60 тысяч за переломы, 500 — за смерть. «Прейскурант» для пострадавших в ДТП
Фото: РИА Новости
МОСКВА, 4 сен — РИА Новости, . Железнодорожный суд Московской области начал рассмотрение дела , которая насмерть сбила шестилетнего мальчика в Балашихе. Отец ребенка , признанный потерпевшим по делу, заявил журналистам, что по итогам слушаний составит иск о компенсации морального вреда. На примере нескольких судебных решений РИА Новости выяснило, как складывается жизнь потерпевших после аварий и на какое возмещение ущерба в результате ДТП можно рассчитывать в России.
"Он хотел жить, но у него не получилось"
Громкая авария со смертельным исходом произошла в Балашихе 23 апреля — 31-летняя Ольга Алисова на автомобиле Solaris сбила мальчика во дворе дома. Как сообщали очевидцы, машина переехала ребенка передними и задними колесами и протащила не менее десяти метров.
Резонанс вызвали результаты экспертизы, которая показала наличие высокой концентрации спирта в крови Алеши Шимко. В СМИ появилась информация, что семья погибшего мальчика намерена потребовать от Алисовой десять миллионов рублей в качестве морального возмещения. Но в интервью РИА Новости отец ребенка опроверг эти данные. По его словам, иск о возмещении ущерба пока «готовится» и, возможно, будет заявлен в ходе слушаний.
"Меня лишили сына. Ему было шесть лет, — сказал в беседе с корреспондентом РИА Новости Роман Шимко. — Первого сентября он должен был идти в школу. Но не пошел. И никогда не пойдет. Он хотел жить, но у него это не получилось. Но есть дети, которые тоже хотят жить, и в связи с какими-то болезнями не могут. На их лечение нужны деньги. В моем понимании возмещение вреда — это спасти кому-то жизнь. Моего сына не стало, но если мы получим какую-то сумму, то тут же переведем ее на счет родителей, чей ребенок может жить", — сказал отец.
Если вина Алисовой будет доказана, ей грозит до пяти лет тюрьмы. Однако ее адвокат уверена, что подзащитная невиновна: поскольку ребенок был очень «пьян», у нее не было «технической возможности избежать наезда».
Отец погибшего Алеши Шимко Роман во время предварительных слушаний по делу Ольги Алисовой в Железнодорожном суде. 21 августа 2017
"Всегда виноваты взрослые"
Согласно официальным данным, аварии на дорогах России происходят каждые три минуты. За 2015 год в ДТП погибли свыше 23 тысяч человек.
Аварии с участием детей и подростков в  вызывают наибольшую тревогу. Так, за первые девять месяцев 2016 года было зафиксировано почти 15 тысяч ДТП, в которых пострадали более 15 тысяч детей, а погибли — 518.
В группу риска входят дети-пешеходы, отмечают инспекторы: при переходе дороги погиб 161 ребенок, травмы различной степени тяжести получили свыше шести тысяч несовершеннолетних. Во всех ДТП такого рода виноваты в первую очередь взрослые, уверены в Госавтоинспекции.
Компенсации, «соразмерные глубине страданий»
Если материальный ущерб, полученный в результате дорожной аварии, можно посчитать, то моральный определить сложно: суды не имеют утвержденного «прейскуранта». Основания для возмещения прописаны в статье 1100 Гражданского Кодекса, но в каждом деле решение выносится в соответствии с представлением судьи о конкретной ситуации, обстоятельствами аварии и личностью пострадавших.
В августе 2012 года жительницу Красноярска Егошину и ее десятилетнего сына сбил автомобиль на пешеходном переходе. Сама женщина не пострадала, а ребенок получил травмы. Водитель по фамилии Криворук утверждал, что истица и мальчик переходили дорогу на красный сигнал светофора. Поскольку врачи оценили травмы ребенка как легкой степени тяжести, мужчину привлекли к административной ответственности (ст. 12.24 КоАП РФ).
Однако Егошина настаивала на том, что авария случилась по вине Криворука, а ее сын получил не только физические, но и психологические травмы.
"После случившегося ребенок боится самостоятельно находиться на улице, переходить дорогу, плохо спит, боится транспортных средств", — перечисляла истица на суде.
Она была вынуждена обратиться к детскому психотерапевту и отправить сына «в целях реабилитации» в оздоровительный санаторий. Все эти моральные страдания в своем исковом заявлении женщина оценила в 150 тысяч рублей. Суд удовлетворил ее требования частично: присудил взыскать с Криворука 100 тысяч.
Машина полиции на месте ДТП В 2011 году в ДТП в Кирове несовершеннолетняя девушка попала в аварию, находясь в автобусе. Она получила серьезные травмы лица, у нее остались «неизгладимые, обезображивающие рубцы» на всю жизнь.
"Для молодой девушки крайне важна внешняя привлекательность, а образовавшиеся шрамы развили у истца психологический комплекс, она испытывает затруднения в общении со взрослыми и сверстниками, ограничена в выборе и ношении одежды, не может появляться на пляже. Она часто плачет из-за своей внешности", — рассказывал ее законный представитель. Он настаивал на том, что пострадавшей потребуется пластическая операция, и оценил ее нравственные страдания в 150 тысяч рублей. Судья обязал ответчика выплатить 120 тысяч.
В ситуации с жительницей Перми Светланой Шайдуллиной и ее сыном судья не удовлетворил иск даже наполовину. В декабре 2012 года несовершеннолетнего мальчика сбил автомобиль. «Мы гуляли с сыном. На его телефон поступил звонок от друга, и он сразу побежал домой. Через некоторое время мне позвонили и сообщили, что сын попал под машину, находится в реанимации», — рассказала женщина в суде. Оказалось, что первоклассник переходил дорогу напротив магазина, когда на большой скорости его сбил водитель по фамилии Ведерников. Мужчина хотел скрыться, но его задержали очевидцы.
Мальчика доставили в больницу с закрытой черепно-мозговой травмой, сотрясением головного мозга, закрытой травмой живота, ушибом почек и переломом костей. В реанимации ребенок провел четыре дня. Судмедэксперты оценили травмы как средней степени тяжести.
До аварии ребенок был отличником в лицее, утверждала Шайдуллина. Но после ДТП его успеваемость снизилась — он стал часто жаловаться на усталость. У первоклассника появились нервные тики, бессонница, страхи, ребенок «не мог жить полноценной жизнью наравне со сверстниками».
Сотрудник ГИБДД на месте ДТП в Москве
Выяснилось, что она воспитывала сына одна, и моральный вред, причиненный ребенку в результате ДТП, мать оценила в 150 тысяч рублей. Однако суд счел ее требования завышенными и постановил взыскать с Ведерникова 60 тысяч. За аварию с причинением легкого или среднего вреда здоровью человека можно лишиться прав до полутора лет, но водителя даже не привлекли к административной ответственности в связи с истечением срока давности.
В то время как на Западе судебная практика возмещения морального вреда применяется уже более полувека, для России это пока относительно новая категория: впервые она появилась в гражданском законодательстве в 1991 году. Для самих потерпевших не очевидно, какой размер компенсации указывать в иске, отмечают адвокаты: то ли заявлять больше, чтобы получить устраивающую сумму, либо наоборот, не рассчитывать на хорошую компенсацию. Какой-либо закономерности нет.
В августе 2013 года житель Краснодарского края Сергей Шкаранда потерял маленького сына. Это произошло во время ДТП, мужчина ехал с двумя сыновьями в одной из машин как пассажир. Один ребенок скончался на месте от полученных травм, другой получил инвалидность. Виновница аварии была осуждена на два года лишения свободы в колонии-поселении с лишением водительских прав на три года.
Однако, по словам Шкаранды, его выживший сын получил еще и серьезные психологические травмы. Мужчина потребовал возместить моральный ущерб себе и сыну — по 500 тысяч и 250 тысяч соответственно. Суд посчитал требования «соразмерным глубине и степени тяжести перенесенных истцами физических и нравственных страданий» и полностью удовлетворил иск.
Видео дня. Volvo планирует к 2030 году выпускать только электрические авто
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео