Ещё

«Байкера не давала прооперировать его мать» 

Мать троих детей, приговоренная после смертельного ДТП с нетрезвым, как она подозревает, мотоциклистом к полутора годам колонии-поселения и миллионному штрафу, пытается оспорить это решение в Верховном суде. Жительница Ростовской области уверяет: врезавшийся в ее поворачивавший автомобиль байкер превысил скорость. Он выжил, но его мать якобы не дала прооперировать своего сына сразу, ожидая перевода в престижную больницу, что и привело к его смерти.
В Ростовской области многодетная мать вместе с адвокатами пытается оспорить в Верховном суде несправедливый, по ее мнению, приговор, вынесенный после запутанного смертельного ДТП с ее участием. Как рассказали «Газете.Ru» близкие автомобилистки Екатерины Ерофеевой, все произошло 29 марта 2017 года около 18 часов в селе Новобатайск. Подрабатывающая частным извозом Ерофеева ехала на своем «ВАЗ-2107» и остановилась на пересечении улиц Чехова и Ленина с тем, чтобы повернуть налево. Там она, согласно ПДД, должна была пропустить или не создавать помеху встречному транспорту.
Автомобилистка посмотрела по сторонам и увидела, что впереди примерно в 200 метрах от нее движется мотоцикл. Байкер лишь отъезжал от магазина, расположенного на противоположной стороне дороги, совершая маневр поворота налево, навстречу Ерофеевой.
Екатерина Ерофеева
Женщина знала, что на том участке, откуда выезжал мотоциклист, действует ограничение скорости 40 км/час, и решила, что никому не помешает. Но в момент, когда она заканчивала маневр, услышала сначала визг тормозов, потом скрежет металла об асфальт и почувствовала удар в правую нижнюю часть своей легковушки. Женщина уверяет, что между звуком тормозов и ударом по автомобилю прошло около 10 секунд.
Оказалось, что в машину врезался 27-летний байкер Александр Мартынюк на своем Suzuki GSF— 600S — эти мотоциклы выпускались в период с 1995 по 2004 год. Максимальная скорость конкретной модели — около 220 км/час, разгон до «сотни» — 3,1 сек.
Мужчина выжил, в тяжелом состоянии его доставили в Центральную районную больницу Кагальницкого района, которая находится в 36 км от места аварии.
И тут, согласно показаниям автомобилистки, началось самое странное.
Мартынюку врачи сначала начали было оказывать помощь, но через пять часов, около 23:00, его по согласованию с главным врачом медучреждения перевели в центральную городскую больницу Батийска — это примерно 50 км пути. Близкие Ерофеевой уверяют, что это произошло по требованию матери потерпевшего, пенсионерки, которая не пожелала доверить лечение сына ЦГБ Кагальницкого района.
Лишь спустя около пяти часов байкера начали оперировать. В итоге 30 марта он скончался.
Газета.Ru 
Автомобилистке предъявили обвинение по ч.3 ст.264 УК России «нарушение ПДД, повлекшее по неосторожности смерть человека», наказание по которой предполагает до пяти лет лишения свободы. В ходе судебных заседаний было установлено, что,
согласно исследованному заключению судебной автотехнической экспертизе, минимальная скорость движения мотоцикла Suzuki была 54 км/ч.
При этом в расчетах не учитывались затраты кинетической энергии на деформацию ТС и торможение. Согласно исследованному протоколу осмотра места происшествия, тормозной путь мотоцикла составил 13,7 метра, имелись также следы юза по асфальту длинной 31,9 м. В итоге судья согласилась с тем, что действия водителя мотоцикла не соответствовали требованиям ПДД — он превысили скорость.
Также в суде выяснилось, что мотоциклист не имел права управлять своим ТС — ранее его лишили прав за пьянку за рулем. При этом у Ерофеевой не было ни одного нарушения ПДД.
Защита Ерофеевой настаивала на версии, что именно перевозка мотоциклиста в другую больницу и несвоевременное оказание ему помощи привели в итоге к его смерти. Но суд отклонил ходатайства о вызове в суд всех врачей, оказывавших помощь молодому человеку.
Между тем в крови байкера был обнаружен этиловый спирт в концентрации менее чем 0,15 промилле.
Газета.Ru
Забор крови для химического исследования был произведен при судебно-медицинском исследовании трупа байкера 30 марта 2017 года в период с 11 до 15 часов. Но в вызове судмедэксперта, чтобы тот мог ответить, какое количество этилового спирта находилось в крови байкера непосредственно в момент ДТП, судья также отказал.
«Мать гонщика, бывший ведущий бухгалтер местной птицефабрики, покупала своему безработному сельскому мажору автотранспортные средства: машину и права отобрали — купила мотоцикл, — заявила «Газете.Ru» близкая к обвиняемой Светлана Симонова, которая также разместила петицию в адрес Верховного суда с просьбой поддержать автомобилистку. — Она же в течение пяти часов препятствовала хирургам оперировать сына, ожидая знакомого, который обещал договориться о его переводе в «лучшую» больницу. На каждом судебном заседании она требовала смертной казни для Екатерины.
А у нее трое детей, младшему из которых десять лет, супруг — инвалид, нет ноги. Ерофееву обвиняют, в том, что она виновата в ДТП, в котором погиб Мартынюк. Однако в Уголовном кодексе имеется состав преступления за нарушение ПДД, при котором потерпевшему причинен тяжкий вред здоровью, ответственность за которое значительно меньше».
Газета.Ru
В свою очередь адвокат женщины Ольга Димитрогло рассказала «Газете.Ru», что суд не оценил того, как действия самого байкера повлияли на ситуацию с ДТП. «Наш эксперт на суде настаивал на необходимости проведения нового следственного эксперимента, — сказала адвокат.
— Дорога была совершенно пустая, моя подзащитная уже почти съехала с поворота. Мотоциклист мог ее спокойно объехать даже по встречной полосе, а вместо этого спрыгнул с байка. Был ли он пьян, нам проверить тоже не дали».
В протоколе допроса (имеется в распоряжении «Газеты.Ru») мать мотоциклиста Валентина Мартынюк заявила, что ее сын всегда ездил очень аккуратно, ПДД не нарушал и использовал защитный костюм и шлем. Она заверила, что ее сын никогда не сел бы за руль под воздействием спиртного. Перед выездом, уверят женщина, ее сын также спиртного не употреблял. «Когда я приехала на место ДТП, мне сказали, что его уже увезла „скорая“ и он был в сознании. Я сразу же поехала в Кагальницкую ЦРБ, затем сына отвезли в Батийск, где он скончался от полученных травм. Позже мне стало известно, что автомобилистка Екатерина Ерофеева занималась частным извозом. Считаю, что виновна в ДТП именно Ерофеева, поскольку она не уступила дорогу моему сыну, ехавшему по главной дороге».
На сообщение корреспондента «Газеты.Ru» Мартрынюк отвечать не стала.
В итоге районный суд приговорил автомобилистку к трем годам колонии поселения и выплате потерпевшим 1 млн руб. Основой для приговора послужило заключение автотехнической экспертизы, согласно которой Ерофеева нарушила ПДД в части проезда перекрестков и «ее действия могли находится в причинной связи с ДТП». После апелляции от 27 марта 2018 года приговор суда был изменен только в части срока лишения свободы — его снизили до полутора лет. Но многодетная семья уверяет, что таких денег у них нет, и уже обжалует это решение в Верховном суде.
Петиция в поддержку автомобилистки набрала на данный момент более 1,3 тыс. голосов.
Адвокат Дмитрий Зацаринский обратил внимание на ошибки адвокатов женщины, которые те допустили еще на стадии предварительного следствия.
«Еще на той стадии защите следовало заявлять ходатайства о привлечении специалистов, в частности судмедэксперта и эксперта-автотехника, — сказал Зацаринский «Газете.Ru». — Уголовное дело ушло бы в суд уже с этими заключениями, и с ними результаты судебного разбирательства были бы совсем другие.
С прошлого года действуют положения УПК, согласно которым сторона обвинения, а именно следователь, не в праве отказать защите в привлечении специалистов».
Тем не менее, по мнению эксперта, перспектива отмены или смягчения приговора по этому делу в ВС существует, но успех будет зависеть от квалификации адвоката, которому необходимо грамотно указать на все нарушения, которые были допущены следствием и судом.
«Давняя проблема российского правосудия заключается в том, что нельзя говорить о ее независимости: один и тот же орган (МВД) проводит и предварительное следствие, и техническую экспертизу. Доходит до того, что следователь относит материалы дела эксперту, который сидит в соседнем кабинете. Результат в таком случае предсказуем, вся эта система носит обвинительный уклон и преследует цель не разобраться в произошедшем, а привлечь к ответственности, отдать дело в суд и получить обвинительный приговор. Экспертов нужно выводить за рамки МВД, Следственного комитета, судов — они должны быть исключительно независимыми», — сказал адвокат.
Комментарии21
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео