Ещё

Продувка по-киевски: для пьяного мажора нет прибора 

Продувка по-киевски: для пьяного мажора нет прибора
Фото: Газета.Ru
На Украине разгорелся очередной скандал из-за странных судейских решений, благодаря которым родственник и соратник высокопоставленных силовиков избежали наказания за пьяную езду. Дела в отношении них закрыли из-за того, что полицейские использовали алкотестер, который не входит в специальный реестр таких устройств. С обычными водителями те же самые судьи подобного гуманизма не проявляли. «Порочный» прибор немецкого производства официально используется и российскими гаишниками.
Одним из «счастливчиков», избежавших наказания стал племянник главного военного прокурора Украины Андрей Матиос. Молодой человек 26 марта 2018 года, находясь за рулем премиального кроссовера Infiniti FX 37, врезался в ограждение киевского скоростного трамвая на перекрестке улицы Героев Севастополя и проспекта Комарова.
Прибывшие на место ДТП полицейские «продули» водителя с помощью немецкого алкометра Drager 6820, зафиксировав у него, как пишет украинское издание Bihus.info, опьянение в 0,34 промилле алкоголя.
Здесь стоит сделать небольшое отступление. Drager, как и все алкотестеры, измеряет содержание спирта в выдыхаемом воздухе и показывает итоговый результат в виде количества мг алкоголя на литр выдыхаемого воздуха. Это значение примерно в два раза меньше показаний в так называемом промилле, которое используется при анализе крови.
Таким образом у Матиоса прибор должен был показать примерно 0,15 мг/л. В России с таким результатом племянник прокурора совершенно официально считался бы трезвым — допустимая погрешность измерений алкотестера в нашей стране составляет 0,16 мг/л и 0,3 промилле. Однако, на Украине более строгие и законы и там водитель считается пьяным при обнаружении у него более 0,2 промилле.
Однако лишать Матиоса водительских за пьяную езду суд неожиданно не стал. Судья Соломенского райсуда Киева в своем постановлении написала, что показатели Drager 6820 не могут быть признаны допустимым доказательством.
Аналогичная история произошла 13 февраля этого года с «давним соратником» Генпрокурора Украины  — Ярославом Максимцом. Он был остановлен киевскими полицейскими на бульваре Леси Украинки. В этом случае Drager 6820 показал у водителя 0,39 промилле алкоголя. Но судья Печерского райсуда Киева Владимир Карабань также закрыл административное дело из-за «отсутствия состава преступления», не признав результаты освидетельствования.
Оказалось, что в обоих случаях судьи приняли решение на основе приказа от 1 марта 2010 года. В нем указан перечень приборов, которыми полицейские могут проверять водителей на состояние опьянения. В нем всего пять алкотестеров и Drager 6820 среди них нет.
Казалось бы, налицо обычная бюрократическая нестыковка и, возможно, никакого скандала в украинских СМИ не было, если бы не один пикантный момент. Те же самые судьи в аналогичных ситуациях с рядовыми водителями вели себя совершенно иначе.
Так, судья Зелинская уже через два с половиной месяца после случая с Матиосом в деле водителя указала показатели Drager 6820 первыми среди доказательств вины автомобилиста. В итоге он был оштрафован на 10 200 гривен (около 25 тысяч рублей — «Газета.Ru») и на год лишен прав.
На вопрос журналистов о причинах такой непоследовательности судья пояснила, что в случае с водителем Daewoo Lanos помимо показания алкотестера принимала во внимание и другие доказательства.
«В этом случае человек согласился с этими показаниями и не протестовал, что эти показания «Драгера» не соответствуют действительности. Он в протоколе написал: «Искренне раскаиваюсь и признаю себя виновным»», — пояснила судья.
Такой же двойственный подход продемонстрировал и судья Карабань. Правда, он проявляет определенную последовательность и в других делах, ссылаясь на все тот же приказ МВД, также не принимает в качестве доказательства показания алкотестера. Однако в таких случаях Карабань не оправдывает водителей, а направляет административные материалы на дооформление.
Исключением стал лишь Максимец, обладатель хорошей машины и не менее хорошего знакомого. В его случае на доработку материалы отправлены не были, а производство по ним прекращено сразу.
Карабань в беседе с журналистами не смог внятно объяснить причину такого разного подхода к одинаковым правонарушениям.
«Откровенно скажу — не помню. Возможно, ошибочно закрылось», — сказал судья.
При этом ясности в этой ситуации не добавляет и само МВД Украины, которое считает, что отказ принимать в расчет показатели немецкого прибора является неправомерным. В частности, в ведомстве отмечают, что приказ восьмилетней давности был адресован Украины, которую несколько лет назад расформировали.
«Патрульная полиция не является правопреемником Госавтоинспекции, и вообще такой орган больше не существует. Поэтому данная инструкция не распространяется, по моему мнению, на деятельность патрульной полиции», — прокомментировал ситуацию первый заместитель руководителя Департамента патрульной полиции Алексей Белошицкий.
Несмотря на то, что по документам Госавтоинспекция и патрульная полиции совсем разные ведомства, приборы у нынешних полицейских те же самые, что использовали украинские гаишники.
В настоящее время Департамент патрульной полиции работает над тем, чтобы отменить или изменить приказ МВД Украины 2010 года.
«Я думаю, что это будет скоро», — отметил Алексей Белошицкий, признавшийся, что пока не знает, когда конкретно это произойдет.
Более того, оказалось, что случаи, когда суды, ссылаясь на тот самый приказ, отказывались учитывать показания Drager 6820, фиксировались с 2016 года.
Между тем, немецкий прибор Drager 6820 официально используется сотрудниками российской ГИБДД.
Напомним, что полицейские имеют право использовать только те приборы, которые находятся в специальном госреестре Росстандарта. На данный момент действующий срок свидетельства имеют 11 различных модификаций алкотестеров, подавляющее большинство из которых иностранного производства.
Видео дня. Водитель авто без номеров устроил погоню в Москве
Комментарии 1
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео