Пьяный фельдшер, борьба за спецсигналы, ДТП, убогие подстанции, конфликты в коллективе — проблемы скорой помощи в Твери глазами водителей 

Пьяный фельдшер, борьба за спецсигналы, ДТП, убогие подстанции, конфликты в коллективе — проблемы скорой помощи в Твери глазами водителей
Фото: tvernews.ru
О таких проблемах службы скорой помощи в Твери как: нехватка кадров, невысокие зарплаты, недостаточное количество бригад и часовые опоздания на вызовы — мы уже неоднократно писали, и они у всех на слуху. Однако есть и другие трудности. В этом материале редакция поговорила с водителями и , у которых есть свои сложности и своё видение ситуации. Многих не устраивает нынешнее руководство тверской станции скорой помощи, нелепые требования, репрессивные методы наказания, нормативы на бензин, простои новых автомобилей и т.д. На вопрос корреспондента — вы не боитесь лишиться работы после публикации материала? — мужчины ответили, что они пенсионеры, им терять нечего, да и не будут никого увольнять, поскольку их требования законны и обоснованы.
В начале января в Твери произошёл вопиющий случай: медбрат одной из бригад вышел на работу в состоянии опьянения, вёл себя неадекватно, напал на водителя и серьёзно его травмировал. ТИА писало об этом происшествии, по итогам которого всё же было заведено уголовное дело. Хотя руководство Станции скорой помощи пыталось этот случай не предавать огласке и замять дело. Медбрата, который был студентом Медакадемии, в итоге уволили. А пенсионер-водитель теперь проходит лечение у офтальмолога, поскольку был травмирован глаз.
— Да, вопрос о нехватке кадров в тверской скорой стоит очень остро. Но это не значит, что надо брать кого попало. Прежде чем водителя возьмут на работу, он должен представить справки из наркодиспансера, психдиспансера, об отсутствии судимости, перед выходом в рейс мы проходим медкомиссию. Как проводится набор медперсонала на скорую помощь — мы не знаем. Вот ещё был случай недавно. Поступил вызов — трёхмесячный ребёнок не дышит. Я бегом в машину, включаю спецсигналы, начинаю движение, а доктор меня тормозит: «Мы никуда не едем, мы не детская бригада, а линейная». А детских бригад у нас катастрофически не хватает. Я подчиняюсь врачу, мы стоим, а он в это время выясняет у начальника подстанции, что нам делать — ехать или нет. В конце концов едем на вызов, но без спецсигналов, никуда не спешим. А метров за 200 до адресата врач даёт указания их включить, как будто мы мчались на вызов. Вот как такие люди могут работать на скорой помощи?! — рассказывает Александр Белов.
Впрочем, и среди водителей тоже встречаются ещё те кадры. Так, по словам Александра Борисовича, один из шоферов был в своё время уволен за систематическое пьянство, однако после смены руководства неким волшебным образом человека снова приняли на работу «по знакомству».
В среднем в Твери ежедневно работают 26 бригад — цифра немного колеблется в большую или меньшую сторону. А должно быть более 40 на город с населением, как в Твери. Водителей — около 160 человек. Подстанций скорой помощи в городе пять.
— Помните, была жуткая авария в Калининском районе с автобусом, когда погибли 13 человек? Если бы там люди выжили и было много пострадавших, тверская скорая помощь не смогла бы приехать. Потому что как раз был пересменок, бригад не хватает. На вызов просто некому было бы приехать.
Одна из главных проблем-претензий — это вопрос со спецсигналами. Дело в том, что главврач станции скорой помощи требует, чтобы на каждый вызов машина выезжала со включёнными проблесковыми маячками и звуковой сиреной. Очевидно, таким образом руководство надеется, что на вызов медики будут приезжать быстрее. Однако у водителей есть своё мнение на этот счёт: они категорически против, а использовать спецсигналы нужно только действительно в экстренных случаях, когда речь идёт о жизни пациента. При этом количество ДТП с участием скорых последнее время значительно выросло, и причину водители видят как раз-таки в этом нелепом, с их точки зрения, требовании.
— Применение спецсигналов при каждом выезде — это нарушение ПДД. Мы вводим в заблуждение других участников дорожного движения. Одно дело, когда у пациента сердечный приступ, и совсем другое, когда простуда с высокой температурой. Мы и так сейчас укладываемся в норматив — 20 минут. Зачем включать спецсигналы каждый раз? Это колоссальная психологическая и физическая нагрузка на водителя. Ведь надо понимать: если мы используем спецсигналы, это ещё не значит, что нас будет пропускать все подряд. Водитель берёт на себя в этом случае большую ответственность. Да, мы имеем право выехать и на встречную полосу, и на красный свет, но прежде должны убедиться в безопасности маневра. Потому что в случае ДТП мы тоже будет отвечать — наступает обоюдная ответственность. Мы также отвечаем за жизнь и здоровье пассажиров — фельдшеров, пациентов. Да и потом — работать 12 часов, когда постоянно над головой воет сирена и применять экстремальное вождение, — это кране тяжело. От нас требуется тройное внимание, чёткие и хладнокровные действия. Я не хочу становиться преступником.
Позицию тверских водителей скорых поддержали и в областном Управлении , сообщив на все их запросы и жалобы, что беспричинное применение спецсигналов действительно является нарушением ПДД. Более того, зачастую за разбитую машину также отвечает водитель скорой помощи.
— Вот на площади Терешковой было ДТП с моим коллегой. Скорая едет со спецсигналами, включёнными маячками, в машине — ребёнок с судорогами. Мчатся на красный, все машины видят и пропускают. А в первом ряду водитель не увидел скорую, и наш шофёр его тоже. Перископа на кабине ведь нет. В результате ДТП — травмы получает врач и сам водитель. И за ремонт машины ещё придётся платить, — рассказал Евгений Цыганов.
По словам водителей, страховка иногда не покрывает всех расходов по ремонту, поэтому шоферы оплачивают из своего кармана восстановление транспорта. Причём суммы внушительные — может и до 100 000 рублей дойти. А вот новые машины скорой помощи, которые с такой помпой каждый раз вручают спецслужбе, стоят в гаражах по полгода, потому что нет денег на оформление или оборудование. Приходится ездить на старых, которым бывает и по 12 лет. Хотя срок эксплуатации машины скорой помощи — 3 года.
— У нас автомобиль есть с дыркой в крыше, так там просто тряпка торчит, — говорит Александр Белов.
Это непонимание между руководством станции скорой помощи и водителями приводит к тому, что в коллективе последнее время нездоровая атмосфера, возникают конфликты между шоферами и врачами.
— Нас попросту сталкивают лбами. Врачей заставляют писать докладные на водителей, если они не используют спецсигналы. А нас потом наказывают рублём. Мы считаем, что это самоуправство. Или, скажем, приказывают водителям спускать носилки с пациентами. Понимаете, мы и так чисто по-человечески иногда это делаем. Но по инструкции мы не имеем право оставлять машину.
По словам водителей, новшества на станции скорой помощи передают коллективу в устной форме, при этом приказов никто в глаза не видит и не подписывает. Вот пример. Водители скорой в Твери работают по графику: 12 часов в день, 12 часов в ночь, два выходных. В месяц в среднем получается около 130 часов. В конце декабря прошлого года вдруг шоферов поставили перед фактом, что в январе надо будет отработать на 50 часов больше.
— Я написал в трудовую инспекцию заявление, потому что это указание — нарушение трудового кодекса. При этом за такую переработку нам обещали заплатить около 2 тысяч рублей. Я для себя решил, что 180 часов отработаю, но потом обращусь в бухгалтерию за оплатой переработки в двойном размере, как это и положено по закону. Посмотрим, что получится, — комментирует Александр Белов.
Среди тверских водителей скорой помощи достаточно пенсионеров, которые поработали на одном месте десятки лет. В трудовой книжке только меняются названия учреждения после реорганизаций. Однако вместо того, чтобы сотрудника оформить переводом, его заставляют писать заявление об увольнении, и весь его многолетний стаж просто сгорает. В итоге, надбавку за стаж он получает в размере 916 рублей, наравне с только что принятыми на работу. Кстати, зарплата водителя скорой в Твери — 25 000 рублей на руки. Если указания руководства не исполняются, то к сотрудникам применяют репрессивные меры — лишают премий, например.
— Я два года не получал никаких премий, меня саботажником считали. А я просто отстаивал свои права и боролся с идиотскими или бредовыми приказами и постановлениями. То нас переводили на 24-х часовую рабочую смену, а потом ещё и штрафовала транспортная инспекция за нарушение режима. То заставляли платить за перерасход бензина. Норма расхода топлива была 16.4 литра на 100 км. Это норма для автомобиля, который движется просто по прямой. Но ведь это нонсенс. К тому же зимой автомобиль постоянно обогревается. Только с 2016 года я добился, чтобы нам пересмотрели нормы. Сейчас расход бензина составляет 20,5 литров плюс отопление салона отдельно. Но и этого бывает недостаточно, при снегопадах, например. Расход топлива увеличивается в такие дни на 30%. Но эти вопросы должно решать руководство Станции скорой помощи, а не простые водители.
Также жалуются водители и на состояние подстанций сокрой помощи в Твери: помещения тесные и маленькие, условий для отдыха сотрудников нет, машины паркуют на улице или во дворах, как беспризорные.
— Вот мы  даже завидуем — как у них всё чётко и благоустроено. Но мы-то чем хуже? К примеру, сейчас вторая подстанция, которая располагается на ул. Кайкова в бывшем детском саду, будет переезжать в помещения детской поликлиники на пл. Гагарина. Там так тесно, что мы все на одной ноге будем стоять. В Заволжском районе тоже ужасная подстанция — две квартиры в жилом доме на ул. З. Коноплянниковой. Подытоживая наш разговор с водителями, просто процитируем их слова: «Кандидатуру главврача нужно согласовывать с коллективом, а иначе даже хорошую службу или больницу можно развалить в два счёта, и хорошие специалисты просто уволятся. А коллектив у нас в целом замечательный». ТИА обратилось за комментарием к главврачу Станции скорой помощи Твери , однако он, сославшись на плотный график работы, отказался встречаться с журналистом. Запрос по ситуации мы направим в Минздрав региона.
Видео дня. В России испытывают первый отечественный электромобиль
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео