Ещё

Кто «весело раскатывает» на машине подруги полковника Захарченко? 

Фото: BFM.RU
Mercedes Benz S500 Марии Семыниной, подруги полковника , арестован и передан государству в лице Службы судебных приставов еще в год назад. Однако на днях ей пришло более десяти извещений о штрафах за превышение этим автомобилем скорости на столичных трассах, и все с приложенными фотографиями.
Так и выяснилось, что в базах машина до сих пор значится как арестованная и оформлена она все еще на Семынину, которая несет полную ответственность. Бывшая владелица решила заявить об угоне. Эксперты, впрочем, не советуют этого делать.
В тот момент, когда оформленный на нее Mercedes несся со скоростью 115 км в час по московским улицам, сама Мария Семынина, по словам ее адвоката, была за границей. Получив снимки с дорожных камер и требования о штрафах, женщина обратилась в ГИББД, чтобы исправить, как она считала, ошибку.
Но в полиции ей ничем не помогли. Ведь, судя по их базе, машина не снята с учета и до сих пор де-юре оформлена на де-факто экс-владелицу. Более того, с автомобиля все еще не снят арест и с ним запрещены регистрационные действия. Как пояснил Business FM адвокат Марии Александр Горбатенко, арест на авто был наложен в связи с расследованием дела Захарченко.
У Дмитрия и Марии есть общий ребенок. Суд решил, что седан на преступные доходы купил именно Захарченко, поэтому люксовую игрушку в 2017 году обратил в доход государства. Постановление суда и документ о передаче машины в 2018 году судебным приставам у Марии есть. Более того, некоторое время назад приставы выставили Mercedes на торги. О его дальнейшей судьбе Семынина не знает, говорит адвокат Александр Горбатенко.
— Мы намерены подать заявление об угоне. Пусть эту машину ищут и устанавливают, кто на ней так весело раскатывает. Эту машину якобы выставляли на торги.
— Продалась она или нет?
— Это нам неизвестно, однако нам точно известно, что на указанную машину Басманным судом наложены ограничения по регистрационным действиям. Так как на нее наложен арест, непонятно, как можно использовать эту машину без снятия ареста, без снятия с учета.
— Она будет пытаться снять ее с учета самостоятельно?
— Вопрос сложный. Она намерена оспорить все штрафы. У нас есть документы о том, что указанная машина была передана в Службу судебных приставов. Исполнительное производство в отношении Семыниной было прекращено. Что произошло с этой машиной? Лучше задать этот вопрос Службе судебных приставов, каким образом эта машина ездит по улицам Москвы.
В Службе судебных приставов обещали прокомментировать инцидент позднее. на запрос Business FM на момент публикации материала не ответило.
Автоюрист Сергей Радько сообщил радиостанции, что снять арест и перерегистрировать машину должна была Служба судебных приставов. Он не исключил, что автомобилем могли пользоваться полицейские. Но решение подать на угон Радько считает неудачным.
— Завладение было правомерным, машину отдала законная собственница, угона здесь нет. Подобного рода сообщение — это статья 306 УК «Заведомо ложный донос о совершении преступления».
— А как так вообще может получиться, что автомобиль вроде как конфискован, почему он вообще за ней числится?
— Конечно, нужно разбираться с судебными приставами, которые должны были исполнить решение суда. Потому что новый собственник машину на себя не оформит, все, что может сделать старый собственник, — попробовать регистрацию прекратить именно в связи с утратой.
Написать заявление об утрате транспортного средства и о снятии с учета можно и не предъявляя автомобиль, отметил эксперт. Однако он допускает, что Семыниной может помешать запрет на регистрационные действия.
По сути, все это — несогласованность действий служб, платить за которую приходится автовладельцу. Семынина опасается, что, если нарушения ПДД, не дай бог, приведут к жертвам, отвечать за это перед законом придется тоже ей как номинальной владелице автомобиля.
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео