Власти и эксперты прокомментировали расширение моста через улицу Малышева 

Власти и эксперты прокомментировали расширение моста через улицу Малышева
Фото: Уральский меридиан
На прошлой неделе на сайте госзакупок появилась информация о том, что администрация Екатеринбурга планирует расширить мост на улице Малышева до шести полос. В документации указывается, что на участке будет обновлена инфраструктура, в том числе появится пешеходный переход. Жители города, а также известные блогеры уже успели раскритиковать задумку городских властей. На выходных, к примеру, о расширении моста высказался Илья Варламов. Он подчеркнул, что решение губительно для пешеходов. Накануне свою точку зрения озвучил руководитель общественной организации «Уральский хронотоп» Олег Букин. Приводим текст его анализа:
«У памятника слабый и непроработанный предмет охраны. Я сам составляю предметы охраны, когда провожу экспертизы на включение в реестр памятников, ну, и могу здесь высказаться как эксперт. В предмет охраны в объемно-планировочном решении надо было обязательно прописать слово „габариты“ на период (создания). Но этого не было сделано, поскольку, я так предполагаю, в паспорте памятника прописано, что он был расширен в середине прошлого века. Не исключаю, что разработчик ПО поступил так, просто добросовестно ошибаясь и без всякой указки. Ошибочно, потому что мост был расширен только в самой верхней части — там где покрытие. Основное тело моста не тронуто. Расширение было реализовано просто. Там сейчас консоли наверху, которые выступают над внешними стенами и держат пешеходную зону. Консоли еще имеют декоративную функцию, поскольку напоминают модульоны, а поверх них протянута простенькая тяга выкружкой, — и все вместе обыграно как венчающий карниз. Это отсутствие габаритов, вероятно, окрылило администрацию города. Она решила, что раз габаритов нет, то, значит, гуляй рванина. Их планы на расширение в их логике, вероятно, могут быть реализованы двумя путями. Первый путь — ужасный. Он заключается в том, чтобы тупо нарастить стены моста с севера и юга: арки, быки, аванбеки, ледорезы и прочее, ну, потому что они есть в предмете охраны — значит, никуда не денешься — наращивать надо в схеме существующего объемно-планировочного решения. Второй путь — безобразный. Они снимают верхнюю часть неисторическую, там буквально полметра или меньше, то есть убирают бетонные консоли, на которых сидит пешеходка, затем, технически это может быть реализовано по-разному, но, к примеру, укладывают на мост новые поперечные мощные балки-ригели с консольными навесными завершениями, которые с внешней стороны моста укладывают на опоры (либо иным образом их удерживают и страхуют), — так, чтобы исторические конструкции моста обозревались. Обозреваться они будут, но в значительно меньшей степени — из-за опор и самого „козырька“ полосы на опорах. Но дело не только в визуальной доступности исторических подлинных конструкций и элементов. Здесь вступает в силу такое понятие как облик объекта культурного наследия. Даже если облик не включен в предмет охраны, его изменять нельзя. Кстати, данная норма появилась после Пассажа 2008 года, так что мы тогда во многом победили, что спасло в итоге много-много зданий. Даже если они пойдут по безобразному пути и не будут касаться и затрагивать исторический конструктив, закрывая подлинные стены новой кладкой, особо ничего это не поменяет в плане допустимости таких работ. Облик моста предполагает именно облик, как внешнюю визуально считываемую манифестацию сооружения под названием „мост“. И если у вас сначала мост был таким, а стал таааакиииим, то это изменение облика, даже если историческая подлинная часть „не страдает“. Поймите правильно: если мы включаем в ПО объемно-планировочное решение в габаритах на период создания, исключая верхнюю часть, измененную/дополненную в результате реконструкции 1950х годов, то это не значит, что верхнюю часть мы меняем как хотим, хоть на километр расширяем. Работы по сохранению памятника (реставрация, консервация, ремонт, приспособление) предполагают не только сохранение предмета охраны, но и всего памятника. Поэтому то, что повреждено — реставрируется, то что утрачено — воссоздается», — отметил эксперт.
В своем анализе Олег Букин задается вопросом: «Получила ли администрация задание расширить мост на Малышева от Управления государственной охраны объектов культурного наследия Свердловской области?». Корреспонденты ИА «Уральский меридиан» решили уточнить этот вопрос у властей уральской столицы и попросили администрацию в целом прокомментировать ситуацию.
«Здесь нам приходится говорить о реконструкции и реставрации моста через реку Исеть, который проходит по улице Малышева. Объект старый, мост является памятником культурного наследия федерального значения. В то же время это действующий объект, который используется владельцами транспортных средств, по нему следует и общественный транспорт. Однако мост создает очень узкое горлышко, некомфортно по нему передвигаться как автомобилистам, так и пешеходам. Пространства на объекте для пешеходов было выделено очень мало. Вопрос реконструкции моста обсуждался давно. Сейчас более детально занялись этой работой. Был объявлен аукцион на проектирование эскиза моста. Проектная организация должвсе требования №73-ФЗ „Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) нской Федерации“, — отметила председатель комитета благоустройства администрации Екатеринбурга Тамара Благодаткова.
Следите за новостями ИА „Уральский меридиан“ на нашем ТГ-канале.
Фото превью: Лидия Аникина © ИА „Уральский меридиан“
Видео дня. Школьники собирают лимузин из советских машин
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео