Автоновости
ДТП
Тест-драйвы
Бортжурнал
ПДД
Экзамен

Глава Геленджика о застройке: «Есть давление в мой адрес»

Алексей Алексеевич, погулял, посмотрел набережную, есть вопросы по застройке. Вот, например, непонятное здание уходит прямо в море, стоит на самом берегу. Его собираются сносить? – Вы имеете в виду напротив «Бригантины»? Там есть определенные нарушения, касающиеся ремонтных работ и реконструкции, которые предприниматель проводил без документации – есть решение суда, но при этом сам объект находится в собственности. Когда предприниматель без согласований укрепляет берег в центре города чуть ли не строительным мусором, это сложно согласовать. Я занимался бизнесом 20 лет, до того, как стал главой города. Поэтому понимаю все проблемы, знаю, как сложно. И всегда пытаюсь найти компромиссное решение, чтобы не подставлять бизнес, которому и так не просто. Но трудности возникают не только из-за жесткого законодательства – часто предприниматели прогорают, потому что не имеют опыта и образования. Всем хочется все и сразу. Нужно всегда разбираться. Когда говорят, что что-то мешает (налоги, закон, что-то еще), а потом делаем срезку по налоговой нагрузке гостевых домов и гостиниц, например, и она, поверьте мне, подъемная. Но есть объекты, которые за сезон даже 20-30 тысяч в виде налогов жалеют, все пытаются скрыть свои доходы. А те, кто работает с учетом наплыва туристов, только в сезонный летний период – некоторые объекты так работают – они уже делают ошибку, что не функционируют круглый год. Город сейчас работает, и люди зарабатывают круглый год. И вот если возвращаться к тому объекту на берегу, то я сторонник найти компромиссное решение. Есть рыночная стоимость, за которую объект покупается, понимаете? Изымается за плату. Я сторонник всех отношений в законном порядке. А потом в дальнейшем эта территория очищается, демонтируется, сносится и делается территория общедоступной. Там просится сама по себе пляжная зона. Сейчас много строится? – У нас сейчас не осуществляется застройка многоквартирных домов. За 2,5 года я не выдал ни одного решения на строительство. Почему я сохраняю такую позицию? Из-за того, что я против строительного блока? Ни в коем случае. Просто понимаю, что в первую очередь мы обязаны обеспечить город ресурсами. За последние десять лет за счет внутренней миграции город разросся, население увеличилось на 25 %. Но сейчас строить не разрешаем, на личном контроле эти все вопросы у губернатора . Возникает логичный вопрос. Такая позиция вызывает у некоторых представителей бизнеса негативное отношение. На вас не давят? – Честно сказать? Обычно давление пытаются куда-то спрятать, но понятно же, что за этим стоят люди, а они не всегда на виду. Есть давление в мой адрес, в адрес команды, которая работает в администрации. Но слава богу, у нас очень мирный город. Среди местных элит, которые вроде бы должны конкурировать, у нас всегда был мир, когда велась активная застройка, всегда было понимание. Важно, что эти люди – местные в основной своей массе – понимают, что дальше город в таком формате, как он застраивался раньше, существовать не может. Первое время после назначения главой Геленджика я чувствовал себя неловко. Но были поручения моего руководителя, понимание, что от меня требуют и ждут, что мы на начальном этапе не дали слабину, не сбились. В первую очередь начали решать проблему с водой. Понимаю, что люди хотят быстро, что устали ждать. Но путь один – набраться терпения. Оформление одних только документов занимает много времени, а иначе никак. Постоянно людям говорю, что сейчас решением этой проблемой озабочено и краевое, и федеральное руководство. Важно было быстро осознать, что мы не имеем права в первой береговой зоне строить по 10 этажей. Полностью согласен с Кондратьевым, что мы не имеем права курортный город превращать в спальный район какого-то мегаполиса. А что с Красногвардейской 79? Из-за этого самостроя люди митинги даже на лодках в море проводили... – Везде есть люди, их привлекают дешевыми ценами, не всегда, к сожалению, люди погружаются и разбираются из чего же такая цена сложилась. Сейчас адресом, который вы назвали, занимаются в рамках уголовных процессов. Это пример крупного «масштабного» проекта, потому что объект строился на федеральной земле, без какого-либо проекта, без разрешения на строительство, в итоге на небольшом земельном участке мы имеем 14 этажей и 440 квартир, без парковок и даже подъездов. Элементарная пожарная безопасность не соблюдена. И есть жалобы от жителей, которые рядом живут, и у меня как у обычного жителя тоже есть вопросы. Что в сухом остатке? Решение суда. Есть владельцы, которые оформили через суд право собственности на квартиры. Есть собственники, на которых возлагаем вопросы сноса объекта. Есть решение, сроки нужно исполнять. Собственники понимают, что это для них невыполнимо. Вот и начинаются не совсем приятные вопросы, где-то подключаются судебные приставы, где-то счета замораживают. Меня уже актив из собственников на площади встречали и говорили: «Оставьте нас в покое. Пожалуйста, помогите нам, мы не сможем этот объект снести, у нас нет денег, но мы хотим спокойно жить, пользоваться счетами». И я тогда задумался, ребята, что может сделать администрация, коль мы здесь работаем. Земля федеральная, значит, чтобы у нас были полномочия найти финансирование и подготовить документацию на снос, мы должны взять эту землю в муниципальную собственность, основание – решения суда – это процессы и время. Приняли в муниципальную собственность – дальше снос. Фото: ФедералПресс / Андрей Гусий, пресс-служба администрации Геленджика

Глава Геленджика о застройке: «Есть давление в мой адрес»
Фото: РИА "ФедералПресс"РИА "ФедералПресс"