Автоновости
ДТП
Тест-драйвы
Бортжурнал
ПДД
Экзамен

Почему передача городского водопровода в концессию не избавила саратовцев от регулярных перебоев с водоснабжением

Почему передача городского водопровода в концессию не избавила саратовцев от регулярных перебоев с водоснабжением
Фото: Свободные новостиСвободные новости

Уже много лет практически каждый день ленты саратовских СМИ не обходятся без сообщений о том, что на городском водопроводе произошла авария, в связи с чем, где-то в Саратове столько-то тысяч жителей опять остались без холодной воды. Ещё ныне покойный экс-градоначальник сравнивал происходящее с фронтовыми сводками, жалуясь на то, что «износ сетей составляет более 80%, а срок службы некоторых коммуникаций вообще уже исчерпан».

Видео дня

Решение проблемы, с которой ежедневно сталкиваются сотни и тысячи горожан, мэрия видела в передаче МУПП «Саратовводоканал» в концессию частному инвестору, который, как говорится, придёт и порядок наведёт. «Концессия в существующих условиях – объективно наиболее подходящий вариант, который позволит разработать четкий и внятный план развития системы водоснабжения. В противном случае, «Саратовводоканал» мы просто потеряем», - прогнозировал Грищенко.

Таким инвестором не без приключений в итоге стала УК «Лидер», которую считают близкой к «другу Путина» . Концессионное соглашение её «дочкой» ООО «Концессии водоснабжения - Саратов» было подписано со второй попытки в конце ноября 2017 года, уже при нынешнем главе города . Фирме доверили эксплуатировать свыше 1,5 тысяч километров водопроводных труб, 890 километров сетей водоотведения, а также 99 водопроводных и канализационных насосных станций, за которые ранее отвечал «Саратовводоканал». В зоне ответственности муниципального предприятия осталось лишь обслуживание фонтанов, а также лаборатории по контролю за состоянием питьевой воды и стоков.

«Муниципалитет видит в заключении концессионного соглашения немалые плюсы: будет проведена реконструкция не только головных сооружений водопровода, но и станции аэрации, насосных станций. Кроме того, мы ожидаем, что привлечение частных инвестиций повлечет за собой строительство новых и модернизацию уже имеющихся магистральных, разводящих и квартальных сетей водоснабжения и водоотведения. Мы рассчитываем, что основным результатом концессионного соглашения станет снижение потребления электроэнергии и, самое главное, снижение количества аварий на коммуникациях, а значит – снижение потерь воды», - комментировал приход концессионера Исаев.

В свете этого весьма символично, что уже через три месяца, в начале марта 2018 года, на саратовском водопроводе произошел один из крупнейших за последние годы инцидентов – из-за прекращения работы насосной станции «Вольская» без холодного водоснабжения почти на целый день остались около 225 тысяч жителей (причем не только областного центра, но и близлежащих поселков Саратовского района).

Впрочем, дело в тот раз было не в износе оборудования или дырявых трубах, а в раздолбайстве: сообщалось, что виновниками аварии стали рабочие, которые повредили питавший насосы электрический кабель в ходе проводимых вблизи станции вскрышных работ, в результате чего агрегаты были обесточены.

И если в данном случае особые претензии к «КВС» вряд ли справедливы (компания, в конце концов, только зашла на хозяйство), то вот о дальнейшей работе концессионера этого сказать никак нельзя – некоторые подвижки в лучшую сторону, может, и есть, но с точки зрения простого саратовца они как-то не слишком заметны. Особенно на фоне того, что спустя уже более трех лет после заключения концессионного соглашения, в ночь на 25 февраля 2021 года, на городском водопроводе случилась авария, которая по своим масштабам оказалась беспрецедентной даже по саратовским меркам (её даже называют крупнейшей за всю постсоветскую историю).

Согласно данным МЧС, без холодной воды в тот день остались более 2,7 тысячи домов или половина жителей областного центра – около 424 тысяч человекво всех районахгорода. Ничего подобного в Саратове не было как минимум за последнее десятилетие. В довесок к этому,сотни домови ряд учреждений соцсферы из-за прекращения водоснабжения котельных лишились еще и отопления, а также горячей воды. И все это в 20-градусный мороз за окном.

Хотя утром коммунальщики оптимистично утверждали, что «водопроводный комплекс полностью вошёл в штатный режим», и что вода в кранах большинства саратовцев должна появиться «ориентировочно» к часу дня, устранение последствий аварии потребовало на самом деле значительно больше времени. Ближе к обеду крайний срок возобновления холодного водоснабжения основных потребителей перенесли на шесть вечера, котельные же было запланировано запустить к 19.00. «К полуночи аварийная ситуация должна быть полностью ликвидирована», - обещали в мэрии.

Несмотря на это, в канун дедлайна без холодной воды продолжали оставаться 246 многоквартирных домов и еще две тысячи частных домовладений в Ленинском районе, в 178 многоэтажках отсутствовала горячая вода. Локальные проблемы с водоснабжением из-за промерзания коммуникаций имели место и на следующий день, об окончательном устранении последствий аварии мэр Саратова Михаил Исаев объявил только вечером 26 февраля. «Почти двое суток ремонтные бригады работали без перерыва на сон и отдых», - отметил глава города, принося жителям свои извинения за доставленные неудобства.

По иронии судьбы, все это происходило на фоне очередного рабочего визита в Саратов председателя , так что наш великий земляк смог в который раз воочию убедиться, что дела в его родном регионе идут не слишком хорошо. Комментируя происходящее, Володин высказал мнение, что соответствующие службы отреагировали слишком медленно. «Инициируйте в любом случае расследование аварии. Виновные должны понести наказание. Если это халатность – за халатность, если что-то другое – пускай отвечают», – подчеркнул спикер ГД.

Поиск виноватых действительно начался, по результатам прокурорской проверки, вскоре даже возбудил уголовное дело по статье об оказании услуг, не отвечающих требованиям безопасности жизни и здоровья потребителей (ст. 238 УК РФ). Его фигурантами стали неназванные должностные лица ООО «Концессии водоснабжения - Саратов» и (теплоэнергетики попали под раздачу из-за вынужденной остановки котельных).

Непосредственной причиной аварии, по версии следствия, могло стать отсутствие отопления (в том смысле, что его там не было в принципе – ред.) в помещениях насосной станции, в результате чего из-за воздействия низких температур случилось последовательное разрушение 13-и запорных арматур (т.е. задвижек). Затем произошло переполнение дренажной системы, и было принято решение об остановке станции.

Учитывая явную натянутость обвинения, крайне сомнительно, что дело не развалится и завершится для сотрудников «КВС» какими-либо санкциями – отключение воды на целый день – это, конечно, очень неприятно, но вряд ли следствие имеет хоть одного потерпевшего, получившего в результате этого доказанный вред здоровью. А даже если какому-то «стрелочнику» и вынесут приговор, то качество водоснабжения саратовцев от этого, очевидно, никак не улучшится.

Что действительно может помочь, так это пересмотр действующего концессионного соглашения в сторону увеличения объема инвестиций в инфраструктуру. Договор с «КВС» был заключен на срок до 2045 года, то есть на 28 лет. За это время концессионер пообещал вложить в переданный ему саратовский водопроводный комплекс порядка 13,44 миллиарда рублей, говорится на сайте мэрии.

Много ли это? Сама по себе сумма по провинциальным меркам достаточно внушительна – она сопоставима с половиной годового бюджета Саратова (в 2020 году его размер составлял 21,57 миллиарда рублей). Однако если принять во внимание что деньги «размазываются» почти на три десятка лет, то картина представляется далеко не такой радужной – получается около 480 миллионов рублей в год.

Для сравнения, это чуть менее чем две велодорожки, аналогичные проложенной к Парку покорителей космоса под Энгельсом (которуюразмылоеще до открытия). Или примерно 0,6стоимостизатянувшейся реконструкции саратовского цирка. Или около 0,4 отрасходовна содержание областного правительства, запланированных в 2021 году.

Так что вот вам лайфхак: если разогнать всех обитателей Московской, 72 во главе с , присоединив наш регион к какой-нибудь Самаре, то на сэкономленные деньги можно минимум утроить темпы ремонта и прокладки новых труб в Саратове.

Это, впрочем, не точно. Как известно, обещать – не значит инвестировать, и реальные расходы «КВС» на исполнение концессионного соглашения особо не афишируются. Следует иметь в виду, что указанная выше сумма в 13 миллиардов за 28 лет – это, говоря юридическим языком, «предельный размер расходов на создание и реконструкцию объектов имущества, которые предполагает осуществить концессионер».

Кстати, изначально ООО «КВС» обещало вложить в систему водоснабжения и водоотведения Саратова существенно больше – более 18 миллиардов рублей. Однако соглашение с такими условиями, подписанное в октябре 2016 года, было расторгнуто по предписанию из-за жалобы проигравшего участника конкурса – ООО «Новая городская инфраструктура Прикамья» из Перми (дочерняя структура ГК «Российские коммунальные системы»).

Повторный конкурс с участием этих же фирм прошел в следующем году. В новой заявке ООО «КВС» указало предполагаемые инвестиции в размере 12,5 миллиарда рублей (7,08 миллиарда на ремонт и модернизацию системы водоснабжения, а также 5,44 миллиарда на канализацию). Пермские коммунальщики обещали инвестировать почти в два раза больше – в общей сложности 23,34 миллиарда рублей.

Тем не менее, предпочтение было отдано «КВС». Окончательная судьба концессии решалась по итогам сравнения всего одного показателя – размера дисконтированной выручки, который рассчитывала специальная программа (грубо говоря, речь идет об общей стоимости всех услуг потенциального концессионера для потребителей и концедента).

Так вот, расчетная выручка «КВС» за время концессии составила 19,573 миллиарда рублей, что лишь на 447,5 миллионов меньше, чем у конкурента. Но все-таки меньше (на 2,28%), так что формально предложение, несмотря на колоссальное отставание по объему планируемой инвестиционной программы, было более выгодным, вследствие чего компания снова одержала победу в конкурсе.

Нам же остаётся лишь с недоумением развести руками, а также задать пару вопросов. Насколько принятое решение справедливо и соответствует интересам жителей Саратова? И не могла ли тут иметь место коррупционная составляющая?

К слову, председатель совета директоров «Российских коммунальных систем» Григорий Терян дал весьма красноречивую оценку саратовским реалиям, комментируя первую схватку за концессию «Саратовводоканала».

«Оглядываясь на эти все перипетии, я могу сказать, что такого множества удивительных вещей при проведении конкурса я еще нигде не встречал», - жаловался топ-менеджер.

Так или иначе, концессионное соглашение с «КВС» окончательно заключили. Было объявлено, что в соответствии с инвестиционной программой в первые три года (т.е. в 2018-2020 годах) концессионер вложит в ремонт и модернизацию водопроводной инфраструктуры 6,264 миллиарда рублей – около половины всех запланированных до конца концессии инвестиций.

Случилось ли это в реальности, есть серьезные сомнения. В ходе расследования причин упомянутой ранее февральской аварии выяснилось, что на насосной станции водопроводного комплекса №3, где она произошла, вышеуказанной инвестиционной программой была предусмотрена комплексная модернизация. В числе прочего, планировалось заменить те самые злополучные задвижки, однако этого сделано не было.

В соответствующем разделе на сайте администрации Саратова опубликован только один акт о результатах контроля над исполнением концессионером своих обязательств – по итогам 2018 года (сама проверка проходила осенью 2019-го). В документе говорится, что ООО «КВС» в рамках выполнения инвестпрограммы заключило договоры в общей сложности на 3,993 миллиарда рублей, при этом было выполнено работ на 943,2 миллиона рублей (из которых оплачено 616,5 миллиона).

Не добавляет доверия к преемнику «Саратовводоканала» и явное стремление скрыть от общественности содержание концессионного соглашения. Очевидно, что речь идет об общественно значимой информации, которая должна быть опубликована в открытом доступе для всех желающих.

Вместе с тем, на сайте концессионера доступен для скачивания и ознакомления только базовый 24-страничный текст соглашения без приложений. Приложения же к данному документу – более 500 страниц, где и содержится наиболее интересная информация – ранее были размещены и запакованы в отдельный зашифрованный архив, для открытия которого необходимо ввести пароль.

Мы направили в «Концессии водоснабжения – Саратов» запрос с просьбой предоставить доступ к этому архиву, однако директор компании отказался говорить пароль (после чего архив пропал с сайта «КВС»), отфутболив нас на сайт мэрии, где концессионное соглашение якобы опубликовано в полном объеме. Проблема в том, что никакого соглашения на официальном сайте администрации Саратова не оказалось – вместо окончательной версии документа там выложена предконкурсная заготовка, ещё не заполненная информацией о фирме-победителе и предложенных ею условиях. Актуальный текст получилось достать только через запрос в пресс-службу мэрии.

Отсутствие для подавляющего большинства саратовцев возможности узнать во всех подробностях об обязательствах ООО «КВС» перед городом, между тем, не освобождает граждан от обязанности регулярно оплачивать счета за воду. И счета эти после начала концессии заметно выросли: тариф на холодную питьевую воду увеличился с 19,73 рубля за кубометр в 2016 году до уровня 26,02 рубля за кубометр в 2021-м, то есть почти на 32%.

На днях стало известно, что в запасе у концессионера есть и еще один способ «привлечь» дополнительное финансирование. ООО «КВС» 13 апреля заявило в Арбитражный суд Саратовской области иск к «Саратовводоканалу» на более чем 585 миллионов рублей (а общая сумма исковых требований, указанная в карточке арбитражного дела, и вовсе достигает 599,4 миллиона). Предварительное заседание по делу назначено на 18 мая.

В пресс-службе «КВС» сообщили, что речь идет о задолженности за электроэнергию, право взыскания которой ещё в апреле 2018 года по договору цессии овэнерго». Долг перед энергетиками образовался в 2015-2016 годах и первоначально составлял 639 миллионов. Следует отметить, что «Саратовводоканал» постепенно погашал его и без судов – по состоянию на начало марта муниципальное предприятие выплатило 53,5 миллиона рублей, однако «КВС» этого оказалось мало.

Весьма вероятно, что разница в 14 миллионов рублей между ценой иска и суммой в карточке дела представляет собой неустойку, которую водопроводный концессионер намерен получить со своего предшественника, ради чего и затевалась переуступка долга. Если это действительно так (а какие еще могут быть объяснения, зачем потребовалось приобретать чужой долг?), то действия «КВС» выглядят довольно циничными, ясно давая понять, что такое модное в корпоративном пиаре понятие как социальная ответственность у компании далеко не на первом месте.

Очевидно, что в случае проигрыша – а шансы выиграть у «Саратовводоканала» едва ли имеются – муниципальное предприятие не сможет самостоятельно просто так расплатиться с более чем полумиллиардным долгом (по итогам прошлого года его выручка составила 41 миллион рублей), и само выживание МУППа окажется под угрозой.

В итоге бремя громадной задолженности, которую необходимо погасить в сжатые сроки под угрозой уголовного дела за неисполнение судебного решения, судя по всему, окажется на муниципальном бюджете, так как учредителем «Саратовводоканала» является городской комитет по управлению имуществом. Комментируя вероятность подобного сценария, пресс-секретарь главы города Татьяна Плющева сказала, что это «возможно только в рамках процедуры банкротства, если судом будет доказана вина учредителя в этом».

Отвечая на многочисленную критику, в пресс-службе ООО «КВС» подчеркивают, что с начала концессии была проделана значительная работа, достигнуты определенные успехи, однако ситуация по-прежнему тяжелая – все, дескать, упирается в недостаток средств из-за неадекватно низких тарифов и плохой платежной дисциплины потребителей.

«Построены несколько десятков километров сетей по инвестиционной и производственной программам (только в 2020 году – порядка 30 километров). Использованы современные полимерные трубы, отвечающие всем нормативным требованиям, неподвластные коррозии и имеющие большой гарантийный срок эксплуатации – не менее 50 лет, который закончится значительно позже завершения концессионного проекта. Однако даже такой объем перекладки, которого областной центр не видел уже много лет – это, по сути, «капля в море», с учетом общей протяженности коммуникаций города. Если вытянуть все это водопроводно-канализационное хозяйство в один большой трубопровод, то его вполне можно разместить между Саратовом и, к примеру, Римом», - отмечают в компании.

Концессионер признает, что «до полного ухода от высоких показателей аварийности еще очень далеко», но прогресс есть – так, за неделю с 5 по 12 апреля предприятием было ликвидировано 78 протечек, из них только в 12-ти случаях потребовалось ограничение холодного водоснабжения.

«Это определенно лучше двухсот выявленных утечек в день в самом начале концессии», - считают в «КВС».

Спорить с данным утверждением действительно сложно, чего не скажешь о жалобах на низкие тарифы и платежную дисциплину. Если у вас не хватает оборотных средств на нормальную деятельность, может быть, не следовало претендовать на концессию, весь смысл в которой в том, что сначала инвестиции, а уже потом окупаемость? И если саратовские тарифы такие плохие, а потребители недобросовестные, то зачем вы два года грызлись за этот рынок?

После ознакомления с некоторыми целевыми показателями концессионного соглашения возникает стойкое ощущение, что одна из основных причин имеющихся проблем даже не столько в отсутствии денег на модернизацию сетей (более щедрый инвестор был, но его «прокатили»), сколько в том, что никто из коммунальных дельцов на самом деле просто не хочет ничего по-настоящему менять.

Летом прошлого года директор ООО «КВС» Сергей Журавлев хвалился в интервью, что показатель количества аварий на километр водопровода сейчас в два-три раза лучше, чем требуется по условиям концессии. Плановый показатель на 2018 год был установлен в 2,93 аварии на километр сети, в 2019 и 2020-м на уровне чуть менее 1,9 аварии на километр. Фактически же, по его словам, количество аварий было 0,9 в 2018 году, в 2019-м – 0,8 аварии, в 2020-м – в пределах 0,7-0,8 аварии на километр.

Казалось бы, нужно радоваться, выдающееся достижение. Только вот в этом же интервью Журавлев признавал, что по аварийности на водопроводных сетях Саратов на последнем месте в ПФО. Иными словами, нашему концессионеру задана настолько низкая планка, что в норматив с запасом укладывается даже нынешняя разваливающаяся на глазах инфраструктура.

Причем вы будете смеяться (нет), но запаса этого хватит до самого конца концессии. Немного «поджимать» начнет только в последние два года (в 2044 и 2045 годах!!!), когда целевое количество аварий на километр сетей опустится ниже единицы, до уровня 0,97 и 0,93 соответственно.

Еще один ключевой показатель, характеризующий работу концессионера – объемы потерь воды. В доконцессионные времена, как говорят, утекало через дырявые трубы или разворовывалось более 50%(!). Соглашение предусматривает снижение потерь до 25% уже к текущему году, после чего никаких дальнейших снижений не требуется вплоть до самого конца.

Тут, правда, нужно сделать уточнение – снижение потерь воды до нуля едва ли возможно в принципе, да и не имеет особого экономического смысла. Теперь уже бывший гендиректор «Сараа» Виктор Рябов в свое время оценивал порог рентабельности борьбы с утечками в 12%. Тем не менее, четверть потерянного ресурса хоть и гораздо лучше, чем половина, но все равно явно очень далеко от оптимальных значений.

Так что гражданам – даже тем, у кого есть шанс застать в России другого президента – вряд ли стоит рассчитывать на то, что жизнь в прекрасном Саратове будущего в плане качества холодного водоснабжения будет существенно комфортнее, чем сейчас.

Ведь саратовские власти пока даже и не пытаются привести городской водопроводный комплекс в идеальное состояние.