Войти в почту

Украинская мобилизация потребовала особых изобретений и хитростей

Между украинскими военкоматами и украинскими мужчинами идет азартная игра в кошки-мышки. Военкоматы придумывают все новые способы отлова тех, кто годен для мобилизации, а украинцы отвечают им не меньшей изобретательностью в уклонении от отправки на фронт. Все это служит ярким признаком того, насколько чудовищные потери несет прямо сейчас украинская армия.

Украинская мобилизация потребовала особых изобретений и хитростей
© Деловая газета "Взгляд"

«Мобилизация на Украине началась 24 февраля прошлого года, продолжается постоянно и без волн», – не устают повторять в украинских военкоматах (также известных как Территориальные центры комплектации, ТЦК). Иными словами, риск загреметь в ВСУ для жителя Украины постоянен.

Это в славные времена можно было переждать очередную волну и потом ходить козырем. Теперь гребут без передышки и все более изобретательно.

Автомобили в помощь

Креативно к задаче отлова подлежащих мобилизации подошли в Одессе – там сотрудники ТЦК перемещаются по городу на машине скорой помощи. Увидели подходящих по возрасту горожан, остановились, «обилетили» и поехали дальше. После того, как видео попало в российские СМИ, одесские военкомы начали оправдываться: мол, это бывшая машина скорой помощи, досталась им в рамках мобилизации ТС, уже даже не скорая вовсе (оборудование демонтировано). Однако внешне автомобиль по-прежнему выглядит как скорая.

Те, кому скорой не досталось, используют обычные легковушки. Главная проблема ведь в чем? Сотрудников ТЦК обычно два-четыре человека. Столько людей в форме сразу привлекают внимание – и по соцсетям тут же разлетаются предупреждения: «Осторожно, у ТЦ, выхода метро и т. п. … раздают повестки!».

«Ловцы душ» это поняли. Поэтому теперь ждут жертву в автомобиле – тем более там теплее. Вышли, вручили, спрятались. Похоже на венерину мухоловку.

Напомним, что в Одессе военкомы и прежде отличались выдумкой. Как раз там еще летом начали применять поквартирные обходы домов, раздавать повестки на пляжах и в ночных клубах. Откуда эту моду переняли и другие украинские города.

На Западе своя специфика

«Где спрятать лист? В лесу». Руководствуясь этой простой истиной, работники ТЦК во Львове отправились раздавать повестки прямо на похороны одного из бойцов ВСУ. Тем более, что дату и время таких похорон для ТЦК узнать не составляет проблемы. По сообщениям СМИ, только лишь раздачей повесток дело не ограничилось, нескольких увезли на медкомиссию прямо от гроба.

По сути, это творческое переосмысление старого метода. Летом львовские военкомы додумались посылать своих работников к храмам – к окончанию воскресных служб. Скандал был сильный, но способ работал: показная набожность жителей Западной Украины – штука известная.

Львовские военкомы отличились и выдачей повестки… безрукому. Мужчина является инвалидом детства, у него отсутствуют кисти обеих рук. Но, как видно на фото, повестку он ими держать может. А значит, сможет держать и автомат – так, видимо, рассуждали в ТЦК Львова. Стоит отметить, что мужчина по повестке явился. И вынужден был пройти полную медкомиссию (!).

На Волыни повестки и отправка в армию и вовсе стали аргументом в трудовом споре шахтеров с владельцами шахт. Последние решили таким образом справиться со стачечным комитетом и усмирить основную массу работников (которых они, видимо, по-тихому от мобилизации отмазывают). То есть сидишь тихо и не высовываешься – просидишь военное время в забое, уголек-то стране ой как нужен. А кто начинает вспоминать о рабочем законодательстве – тому повестка в зубы.

Ограниченно годным – не расслабляться

Выдача повестки человеку без рук – конечно же, случай частный. Обидно, потеря времени, но, с другой стороны, можно идти и смело крыть матом весь коллектив ТЦК и их родственников до седьмого колена. Хоть наизнанку вывернут, а призвать не смогут. А вот что делать тем, кто не признан полностью негодным к военной службе?

Сначала им рассказывают басни о том, что если их и призовут, то максимум на какие-то необременительные должности в тылу. В те же ТЦК, например. И что даже ограниченно годным нужно обязательно идти в ТЦК даже без повесток – для уточнения данных.

Такие распоряжения после Нового года начали развешивать даже на подъездах киевских многоэтажек.

Но затем юристы признают, что «…нет прямого запрета на направление ограниченно годного военнослужащего в ту часть, которая выполняет поставленные ей задачи на нуле, или близко к нему [«на нуле» – то есть на передовой, в непосредственной зоне боевых действий – прим. ВЗГЛЯД]. Это связано с тем, что в законодательстве нет четкого определения «боевая часть».

Что же до службы в ТЦК, то в украинских Telegram-каналах сообщают следующее: «…ценник на трудоустройство в любой украинский военкомат стартует от 10-20 тыс. долларов за должность «бегунка». При этом у тебя должны быть хорошие знакомства… Большинство этих ребят, которые раздают вам повестки, купили эти безопасные места, чтобы самим не ехать в бахмутовскую мясорубку».

Некоторые любят пожестче

Тут даже объяснять ничего не нужно: в последнее время сотрудники ТЦК все реже миндальничают со своими подопечными. Укладывают на землю, крутят руки, затаскивают в автомобили и везут на медкомиссию силой. География широкая: Одесса, Кривой Рог, Днепропетровск.

А вот в Ровенской области несладко пришлось уже самим работникам ТЦК: житель села в Гощанском районе напал на них с косой. Правда, повестку пришли вручать не ему, а его брату.

Впрочем, жестче всего мобилизация сегодня проходит в Закарпатье. Венгерские власти даже заявили по этому поводу протест режиму Зеленского, обозначив действия местных властей и ТЦК как «антивенгерские решения и акции».

Венгерское издание Pesti Srácok, ссылаясь на свидетельства местных жителей, сообщает о настоящем налете на регион: «...в последние дни Закарпатье наводнили сотни украинских военных и милиционеров. Раздают повестки и забирают: на улице, на рынке, в автобусе, у детского сада, в кафе. Они уже заходят в дома... В Мукачево, например, на днях закрыли целый рынок, вошли солдаты и полиция, и всех, кто выглядит годным к службе, погрузили в автобус и увезли».

Поясним: речь о приграничных селах. В среднем венгров в Закарпатье немного, около 10%. Но в местах компактного проживания их доля выше – 30-50%. То есть, грубо говоря, каждый второй житель села.

Названия улиц там дублируются на венгерском, у жителей поголовно венгерские паспорта. Многие и украинским-то не владеют – все это время их украинское гражданство было скорее формальностью. Люди если и выезжали из своих сел, то преимущественно в ту же Венгрию – на заработки. А теперь их поголовно гребут воевать за Украину против русских, втягивая в глубоко чуждый им конфликт.

* * *

адимир Зеленский объяснял все эти перегибы на местах. Мол, поставлена задача создать резервы личного состава ВСУ для оперативного восполнения потерь. Размер этого резерва он не уточнил. Член главного совета администрации Запои Владимир Рогов заявил, что речь идет о 150 тысячах. И набрать эту толпу мобилизованных для ВСУ должны к концу марта.

Любопытно, что полтора месяца назад заместиальника Генштаба ВСУ Артур Артеменко докладывал: «На сегодня оперативный резерв первой очереди Вооруженных сил Украины составляет более 200 тыс. человек».

Куда ж эти 200 тысяч девались? Кончились после боев за Бахмут и Угледар?