Войти в почту

Стукачи и доносы. Как отличить доносительство от наветов, клеветы, анонимных жалоб и псевдо-расследований

Стукачи и доносы. Как отличить доносительство от наветов, клеветы, анонимных жалоб и псевдо-расследований
© Свободные новости

Telegram-канал «Наивная политология» решил разобраться втакой проблеме как доносы идоносительство итем самым взорвал пространство российских политологических каналов. Напубликацию канала счетырьмя тысячами подписчиков откликнулись многие маститые политологи.

Авторы «Наивной политологии» («НП») поставили перед собой задачу конкретизировать понятие «донос», отделяя его отнавета, клеветы, журналистских псевдо-расследований, анонимных сообщений всоциальных сетях итак далее. Свое желание они мотивируют тем, что множатся сообщения обэпидемии доносительства вРоссии. Сучётом общественной опасности явления (раскол общества, снижение доверия квласти, обострение внутренних конфликтов), полезно разобраться вего природе, решили «наивные политологи».

Итак, что предлагают нам авторы «НП».

«Доносом называется заявление вотношении конкретного лица вправоохранительные органы осовершении наказуемого деяния, ненарушающего права заявителя (обычно «преступления без потерпевшего»), невоспринимаемого обществом вкачестве противоправного инетребующего обязательного сообщения.

Донос отличается отнавета или клеветы тем, что описанное событие реально. Донос имеет ряд признаков: онвсегда персонализирован— составлен наконкретное лицо; цель доноса— непредотвращение преступления или восстановление справедливости, аумышленное использование государственных механизмов для причинения вреда лицу или группелиц. Побудительными мотивами доноса могут быть месть, личная неприязнь или мотивы политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды, либо доносы пишутся вцелях получения выгоды идаже получения самоудовлетворения.

Общественное участие вдоносительстве является признаком расколотого общества. Практика доносов тесно связана спонятием диктатуры, вчастности, тоталитаризма, где доносы являются частью политики террора. Здесь корректен вопрос: что первично— запрос состороны государства или предложение состороны доносителей.

Влюбом случае такая практика говорит онесправедливом законодательстве иовнутреннем конфликте, атакже потакании государства греховным, низменным инстинктам социума (христианство роднит донос ипредательство— Иудин грех), указывает нанесоответствие законодательства интересам общества или части общества инаотсутствие такого элемента демократии, как учёт мнения меньшинства.

Вканале «Кремлевский безбашенник» последовала продолжительная идостаточно бурная дискуссия отом, чтоже такое донос всовременном обществе. Было заметно, что большинство авторов стремятся расширить это понятие, относя кдоносам ианонимные сообщения всоциальных сетях, икампании черного пиара, икакбы журналистские расследования. Ведь, посути, все перечисленные методы имеют своей целью одно— очернить оппонента перед правоохранительными либо контролирующими органами, перед коллегами или обществом вцелом. Некоторые издискутирующих относили кдоносам даже так называемые служебные записки. «Ведь, например, что такое «служебная записка»? Посути, форма доноса, нотолько неанонимного, такой способ внутренней конкуренции «напроизводстве».

Или, например, такая точка зрения: «Что такое комментарий винтернете, всоциальных сетях, оставленный слевого или анонимного аккаунта, как ниформа навета или доноса»?

Спорящие часто иневсегда точно цитировали , его знаменитые слова омиллионнах доносов. Полагаем для пользы дела надо привести эти слова.

«Мыбез конца проклинаем товарища Сталина, и, разумеется, задело. Ивсеже яхочу спросить— кто написал четыре миллиона доносов? Дзержинский? Ежов? Абакумов сЯгодой? Ничего подобного. Ихнаписали простые советские люди. Означаетли это, что русские— нация доносчиков истукачей? Нивкоем случае. Просто сказались тенденции исторического момента».

Кстати, о«тенденциях исторического момента». Сразу после убийства бывший президент ипремьер написал следующее: «Пора осознать совсем очевидные вещи. Если кто-то при вас сказал, что получает деньги или работу изукраинских источников— свысочайшей вероятностью этот кто-то стал напуть предательства. Иуже совершил уголовное преступление. Онвраг, ионем необходимо сообщить спецслужбам или правоохранительным органам». Что это как непризыв кдоносительству? Всеже представляется правильным, что диверсантов иихпособников должны выявлять соответствующие органы, нетратя время наизучение доноса насоседа, укоторого громко лает собака, апотому он, наверное, шпион.

Новернемся кнашей дискуссии. «НП» стояла насвоем— наформулировке доноса вканоническом виде, аостальное— это инедонос уже, анечто другое.

«Донос отличается отжурналистского расследования, комментария, кампании почёрному пиару. Донос направляется непосредственно вправоохранительные органы или посредническую структуру, формируя основу для уголовного или административного дела, становясь процессуальной причиной преследования лица.

Согласно действующему законодательству, донос как основа для возбуждения административного или уголовного дела неможет быть анонимным. Условно «нет заявителя— нет дела». Заявитель обязан подписать форму заявления, быть уведомленным обответственности зазаведомо ложный донос. Отчасти отсутствие анонимной процедуры предотвращает массовое использование доносительства как инструмента нечестной конкуренции, как это было при СССР: внаше время доносительство является маргинальной практикой».

Ах, еслибы это былотак. Нодело втом, что доносы, даже анонимные, востребованы нашей властью, еемногочисленными правоохранительными иконтролирующими органами. «Доносительство помогает обнаружить то, что государство считает пагубным. Нолишь доопределенного предела. Пока вал фейк-доносов непарализует работу власти. Отэтого есть лекарство— ответственность зазаведомо ложный донос. Она должна отпугнуть большинство клеветников… Ноона неработает винтернете итем более втелеграмм-реальности. Особенно тогда, когда власть прислушивается к«сигналам из«сети».

Вспомним недавнюю саратовскую историю, когда депутаты разных уровней икакбы общественники дружно возмущались тем, что загородный ресторан носит название «Кембридж».Правда, что традиционно для нашего города, дело кончилось ничем— весь пар ушел всвисток. Вывескоборцы (пора внести это слово вполитический лексикон области) никак неугомонятся. Теперь уже другой депутат областной думы Роман Чуйченко пишет всвоем телеграм-канале (224 подписчика): «Напроспекте готовится коткрытиюбар Belgium. Тоесть Бельгия. Название страны, где размещена штаб-квартира . Организации, которая никогда непрекращала холодной войны противнас. Атеперь решила, что пора ипогорячее».

Пардон, нобар неназываетсяже НАТО. Приходится лишний раз напоминать члену правящей партии, что президент России считает неправильным вошедшее сейчас воборот словосочетание «недружественные страны».

«Оно неточно отражает существующие реалии. Можно сказать, вообще неотражает, потому что унас есть недружественные элиты вопределенном количестве стран, недружественные правители»,— заявилглава государства. Думается, что ивэтот раз шум быстро стихнет.

Ноесть масса других историй повсей стране, когда власти или просто руководители учреждений культуры предпочли среагировать именно навозмущения всоциальных сетях. Как шутили всоветские времена: лучше перебдеть, чем недобдеть. Это отслова бдительность, если что.

ВИркутске сняли спектакль «Козий остров», вМоскве запретили выставку вчесть известного филолога Юротой причине, что кому-то показалось, что напортрете неЛотман, аМарк Твен. Ичто изтого, что Мамер в1910 году, все равно онизнедружественной страны. Концерт певца ЯртмениливТомске. Городская филармония сняла афиши сименем заслуженного артиста России после анонимного доноса водном изместных телеграм-каналов. Поводом для публикации стало интервью Евдокимова, которое ондал в2019 году.

Еще одна особенность современного доноса, прежде всего, доноса всоциальных сетях: онневсегда рассчитан навласть, часто его целью становится возбуждение ненависти ктому или иному персонажу. Реакция властей втаких случаях желательна, нонеобязательна. «Сейчас сетевой донос стал впервую очередь посланием обществу илишь затем государству».

Подводя итоги, возможно промежуточные, этой дискуссии, один изееучастников написал: «…казалось, что уроссийского общества сформировался против доносительства крепкий иммунитет. Мыведь нетолько наэти грабли наступили, получив очень больно, ноипризнали ошибки, что вообще-то несвойственно русской цивилизации. После почти что канонизации Довлатова, который отлил вграните про четыре миллиона доносов, можно было рассчитывать, что стукачество осталось вистории. Нооказалось, что оно лишь затаилось дохудших времен. Икак только они настали, тутже вновь расцвело буйным цветом.

Обидно. Даже непотому, что доносительство, насамом деле, должно восприниматься как подлость ибезнравственность. Апотому, что мыснова, супорством, достойным лучшего применения, повторяем прежние ошибки».

Кчемуже привела нарастающая волна доносов? Член совета директоров Европейской ассоциации политических консультантов Игриводит данные телефонного социологического опроса жителей Москвы, проведенного агентством «Никколо М» вдалеком 1992 году. «Особенно интересны внынешней ситуации данные повопросу: «Согласныли высоследующим утверждением: «Внашем обществе правду вслух говорить опасно, так как это приводит кнежелательным последствиям»? Мнения респондентов вответах разделились практически поровну (44 процента согласились спредставленным утверждением, 43 несогласились).

Сравнивая спроведенным вконце 2022 года Лепризнан иностранным агентом) всероссийским социологическим опросом, где задавался посмыслу похожий вопрос: «Если вкаком-нибудь общественном месте, например, вочереди, вавтобусе, вэлектричке, зайдет разговор оспецоперации вУкраине, включитесьли Вывэтот разговор, будетели высказывать свою точку зрения»? 14 процентов ответивших сказали, что будут, 84 процента— небудут. Становится понятным, что уровень общественного страха поотношению квласти значительно вырос».

Отчасти сИгорем Минтусовым согласен социолог Ле«Люди принимают наверу всякую гадость, которая идёт отвласти, так как угосударства какбы есть авторитет иправо наистину. Ноэто пассивная поддержка. Люди сами доносы писать неготовы. Если посмотреть наданные, тоиз26 тысяч дел подискредитации ифейках только 400 инициированы подоносам, большую часть пишут ФСРот.д.».

Втоже время, поданным Роскомнадзора, прошлый год стал рекордным поколичеству обращений. Зафиксировано почти 300 тысяч жалоб, конечно, невсе они наконкретный контент иего авторов, нонадо полагать— значительное число.

Втоже время появились ипрактически профессиональные доносители. Например, глава общественной организации сгромким названием «Федеральный проект побезопасности иборьбе скоррупцией» ВиОнвпоследнее время последовательно написал впрокуратуру заявления наартиста Даниила Козловского, певца Варок-исполнительницу Ди

Журналист Екатерина Винокуровапишет:«Язаэтим Виталием Бородиным наблюдаю краем глаза уже давно, как зафеноменом человека, который вообще делает только плохие поступки. Ниединого хорошего дела. Ниединого позитивного высказывания. Просто машинка пополомке судеб. Прямо феномен палача».

Кажется, что остановить Бородина невозможно. Недавно онпопросил Генеральную прокуратуру привлечь Лиуголовной ответственности засовершение преступлений, предусмотренных ст.275 («Государственная измена»), 280.3 («Публичные действия, направленные надискредитацию использования ВСРФ») и282 УКРФ(«Возбуждение ненависти либо вражды»).

Буквально вчера Бородин обвинил Алфинансировании ВСУ, связи сзападными спецслужбами иполучении иностранного финансирования. Это опятьже изписьма вГенпрокуратуру.

Вот чтоэто? Крайняя степень патриотизма? Кверулянтство (непреодолимая сутяжническая деятельность) Элементарная жажда славы любой ценой (хайпожорство)? Комплекс Герострата? Душевное нездоровье?

ВСаратове, ксчастью таких профессионалов нет, хотя попытки были. Летом прошлого года депутат Саратовской областной думы Юлаписала донос прокурору региона Сеоткоторого требовала проверить информацию, опубликованную вTelegram-каналах.

Вдокументе, вчастности, цитируется анонимная информация отом, что всаратовской медиасфере есть «завербованные агенты», проходившие обучение вОксфордском университете, упоминались вдоносе главный редактор ИА«Взгляд-инфо» Николай Лыков ижурналист «Свободных новостей» Ан

Как это водится вСаратове, дело ничем незакончилось. Представляется, что это было частью кампании позапугиванию независимых СМИ.

В«Записных книжках» Илсть фраза, сказанная, несомненно, отридцатых годах: «Композиторы уже ничего неделали, только писали друг надруга доносы нанотной бумаге». Ичто изменилось започти уже столет? Только способы доведения доносов доначальства. Ихсейчас стало гораздо больше.