Войти в почту

Мёдом не намазано

В РФ завершился медовый сезон. В этом году урожай будет немного меньше обычного – погода не позволила взять запланированный объем с разнотравья и белой акации. Зато подсолнечный, наш самый лучший мед – в достатке. Кстати, на Дону и на Кубани его традиционно производят много, именно из-за этого избытка он начал считаться у нас каким-то «бюджетным» и низкосортным. Хотя объективно подсолнечный мед входит в пятёрку лучших сортов мира. Согласно многочисленным исследованиям, это единственный мед, который эффективно выводит радионуклеотиды из организма. Именно поэтому в советские времена его у нас очень много закупали японцы. Автор - наш большой друг, , глава общественной организации «Союз пчеловодов Дона» К сожалению, мы по-прежнему работаем на внутренний рынок и практически ничего не поставляем на экспорт. Если раньше ещё как-то попытались наладить этот процесс, то в последние годы в связи с ухудшением международных отношений и санкций все чаще сталкиваемся с отказом от сотрудничества. Да, есть альтернативные Западу рынки: Индия, Иран, Пакистан и так далее. Но производителям нужна помощь государства, а ее нет. Нет тех организаций, которые бы этим занимались. А ведь можно было бы наладить отличный бизнес! Когда в 2018 году в РФ проходил Чемпионат мира по футболу, к нам в ростовский магазин приходили саудиты, и они просто балдели от наших сортов – каждый приходил, пробовал и обязательно что-то покупал. У них такого меда и близко нет, как у нас. Те госструктуры, которые были в советские годы, успешно развалились при Горбачеве и Ельцине, и их до сих пор не восстановили. Исчезли как вид государственные пасеки, свыше 90% пчёл принадлежит частным лицам. Везде, где развито пчеловодство, существуют свои программы развития отрасли. Без этого мы просто не сможет конкурировать с ними. Нужно развивать свои питомники. Россия готова полностью обеспечить себя пчелосемьями, но отрасль нужно строить заново. Например, у нас фактически уничтожена кавказская популяция пчёл. Единственный питомник в Красной Поляне, который ею занимался, в связи со строительством Олимпиады и ЧМ-2018 был оттеснен и обложен разными новыми постройками и инфраструктурными объектами. Все поубирали и перестроили, питомнику больше негде развиваться. И если раньше он поставлял пчелосемьи в более чем 100 стран мира, то сегодня эти рынки потеряны. Скорее всего, окончательно. Вместо этого мы завозим из Узбекистана так называемую «тельняшку». Это такая полосатая пчелка, которая не проверяется должным образом. пытался контролировать их оборот, но кажется, больших успехов в этом направлении не достиг. Я не критикую пчел из Узбекистана, но они по объективно не подходят нам даже по природно-климатическим и географическим положениям. Там совсем другие условия, биологический ритм пчелы и так далее. А еще этим ведь занимаются частные лица. И что там берут эти перекупщики, мало кто понимает. Основная цель у них - заработать деньги. По ветеринарным стандартам такая пасека должна более месяца стоять на карантине, а где она будет отстаиваться, если он на машине везет 1200 пчелосемей и его задача – как можно быстрее получить деньги. Все это может очень навредить нашему пчеловодству в будущем. Но есть и позитивные сдвиги. Еще пару лет назад бедой пчеловодов были повальные нарушения при обороте пестицидов. Сейчас приняты новые законы и инструкции для аграриев. Почти год назад именно в Ростовской области появился прецедент – пчеловод выиграл суд у крупного агрохолдинга, который своими пестицидами потравил ему пчел. Окончательное решение Арбитражного суда - в пользу пчеловода, он получил хорошую компенсацию. Но холдинг не исправился и в этом году снова потравил местных пчёл. Эта же фирма, сейчас снова идёт разбирательство. Не знаю, чем эта эпопея закончится. Но в целом, можно сказать, что нарушителей припугнули. Подчеркну - мы не против обработок пестицидами! Но их проводить надо согласно действующих инструкций и правил. Нельзя травить посевы под цветущим растениям, нельзя обрабатывать вблизи населённых пунктов и так далее. А у нас были случаи, когда не только пчелы, - поросята на частных подворьях в хуторах гибли от отравлений. Вымирали тысячи пчелосемей - не пчел, а именно целые семьи. В этом году таких случаев не было. Если резюмировать все проблемы отрасли на сегодняшний день, то основная проблема — это реализация. Внутренний рынок маленький, и если бы был выход на мировой рынок, мы бы увидели мгновенный всплеск производства. Это сразу удвоенный ценник, совершенно другая рентабельность. Больше бы людей этим занимались. Сейчас к нам приезжают коллеги из новых регионов, спрашивают, что им делать и как работать, а мне им даже нечего толком ответить. Нужна и популяризация нашей продукции внутри страны. Расскажу вам забавный, но вполне реальный пример. В 1990-е годы президент по телевизору как-то обмолвился, что любит гречишный мед, потому что там много железа, ну и вообще - вкусно. Сказал и забыл. А у меня две огромные фляги стояли полгода, если не больше, никто его не брал. В течение недели после заявления президента народ все смел, не осталось ни грамма! При этом нам и самим нужно подтягиваться до международных требований. Да, сейчас невозможно продать свою продукцию в магазине без оформленных документов, без специальных паспортов, ветсправок и так далее. Но для мирового рынка нужно соблюдать самые жесткие стандарты. Живой пример – наши пчеловоды из Башкирии и Татарстана недавно поставили в КНР несколько тонн меда. А Китай его забраковал и вернул обратно – они нашли химию. Причем не те химикаты, которыми обрабатывают поля, а антибиотики, которыми сами же пчеловоды обрабатывали пчел. Многие наши препараты запрещены и в США и Европе, потому что в них содержатся довольно-таки устойчивые яды. А пчеловодов очень сложно переделать. При этом сам Минсельхоз, на мой взгляд, не совсем готов к тому, чтобы ужесточить контроль, наладить порядок и контроль. Например, в Ростове-на-Дону на всю территорию только одна лаборатория, которая проверяет продукцию на антибиотики по госстандартиам. По области появилась сеть лабораторий, но тоже далеко не везде. Не во всех районах лаборатории лицензированы. Например, в приграничном с Ростовом Мясниковском районе пробы отбирают и везут в лабораторию в Таганроге. Что уж говорить про отдаленные территории, куда они будут отправлять? В общем, проблем у нас по-прежнему много. Можно сказать, что отрасль пока держится на энтузиастах. Но если этим делом заняться серьезно, на государственном уровне, то уже через пять-семь лет мы могли бы стать одной из ведущих стран-производителей мёда. Источник

Мёдом не намазано
© Rosng.ru