Автоновости
ДТП
Тест-драйвы
Автоэксперт

«Я ехал 300 километров на обезболивающих» Как российские байкеры устроили экстремальное путешествие по Заполярью

«Я ехал 300 километров на обезболивающих» Как российские байкеры устроили экстремальное путешествие по Заполярью
Фото: Lenta.ruLenta.ru

Экстремальные туристы на мотоциклах с колясками в рамках экспедиции RusArcticTravel проехали десять тысяч километров по Заполярью. Их не остановили ни поломки в тридцатиградусный мороз, ни переломы ребер, ни сотрясения: байкеры прошли по зимникам путь от Тюмени до ямальского села Аксарка и через год намерены зайти еще дальше. Участник экспедиционной команды RusArcticTravel Сергей Редчиц рассказал «Ленте.ру» о своих впечатлениях от экстремальной поездки, удивительном северном гостеприимстве и суровой красоте Заполярья.

Видео дня

«Лента.ру»: Как родилась идея вашей экспедиции?

Сергей Редчиц: Мы мотоциклисты, уже долгое время путешествуем по разным местам. Поначалу нам нравилось просто ездить, потом — ездить далеко. Сейчас наш интерес в том, чтобы ездить в те места, где никто еще не был, и по тем маршрутам, которые считаются непроходимыми. Целью экспедиции RusArcticTravel как раз стало покорение одного из таких маршрутов по сезонным дорогам (зимникам) Сибири и Ямала.

В экспедиции участвовали два мотоцикла. На одном ехал я, на другом — мой товарищ Владимир. Я по профессии журналист, но мотоциклы — это вся моя жизнь: я связан с ними с семи лет, когда начал ходить на мотокросс. Владимир — автомеханик, инженер: именно он готовил нашу технику к путешествию и доводил ее до ума.

В феврале мы прошли путь по зимникам от Тюмени до Аксарки через Салехард. Пытались добраться до Воркуты, но помешал мощнейший циклон, и мы остановились в Аксарке.

Какие мотоциклы вы использовали для путешествия по Заполярью?

Это были DR 250 и HR 250 — надежные и проверенные временем машины. Там минимум деталей и воздушное охлаждение, а значит, меньше шансов на то, что что-то сломается в пути. К мотоциклам мы приделали самодельные коляски: серийно такую технику не выпускает ни один производитель. Почему коляски? Дело в том, что для езды по зимникам три колеса предпочтительнее: три точки опоры, сложнее упасть.

Плюс коляска нужна была для того, чтобы везти запас горючего, инструменты, дополнительные аккумуляторы и много чего еще. В экспедиции за нами шла машина сопровождения с фотографами и операторами, но мы хотели ехать максимально автономно, чтобы проверить, насколько реально путешествовать на мотоциклах в Заполярье.

Вы как-то модифицировали технику для экспедиции?

Мы взяли внедорожную резину, которая применяется для езды по грунту, и прорезали ее, получив аналог автомобильной «липучки». Резину с шипами мы не стали использовать потому, что она дала бы слишком сильное сцепление с дорогой, а это затруднило бы управление мотоциклами.

Кроме того, на мотоциклы мы установили подогрев шлемов и рукояток, а также специальные муфты на руль для защиты от ветра

Больше мы ничего не меняли. С одной стороны, любая серьезная модификация должна быть обкатана в спокойных условиях, что требует времени, которого у нас не было: подобные экспедиции готовятся год, а то и два, мы же уложились всего в два месяца. С другой стороны, как оказалось, наши мотоциклы вполне пригодны для езды по зимникам с теми небольшими изменениями, которые мы внесли.

«При минус 40 газ можно наливать в кружку»

Как у вас обстояло дело с экипировкой?

Мы ехали в теплых костюмах, термобелье, шлемах с подогревом и специальных сапогах, рассчитанных на температуру до минус 60 градусов. Специальную экипировку с подогревом мы использовать не стали: она питается от мотоциклетных генераторов, а те могли просто не справиться с такой нагрузкой. В этом случае мы бы вообще остались без экипировки, а это опасно в суровых условиях Заполярья.

Кроме того, с собой мы везли запас топлива и продуктов на случай поломки на зимнике: в этой ситуации оперативной помощи ждать неоткуда. Везли примусы, паяльную лампу, специальные системы подогрева, причем все это работало на бензине. Газ тут не подойдет — если температура падает до минус 40 градусов, его можно наливать в кружку, как топливо уже не используешь. А еще у нас были ракетницы для отпугивания диких животных — к счастью, применять их ни разу не пришлось.

Во время экспедиции вы жили в палатках?

У нас были с собой специальные двухслойные утепленные палатки, в которых, если грамотно одеться и грамотно их топить, вполне можно жить даже в сорокаградусный мороз. Но порой мы ночевали и в машине, и у наших многочисленных гостеприимных друзей из самых разных мест: они у нас есть, потому что мы много лет путешествуем по всей России, включая самые северные края.

Какое расстояние прошли участники RusArcticTravel?

Всего мы прошли 10 тысяч километров за три недели. Из них непосредственно на зимники пришлось примерно 2,5 тысячи километров. При этом скорость движения мотоциклов очень сильно зависела от качества дороги. Скажем, ведомственные зимники нефтяных компаний — это такие «взлетные полосы» почти без машин, где можно разгоняться до ста километров в час.

Но есть и подразбитые зимники, где ездят грузовики и гусеничная техника

Там ехали порой со скоростью всего 20-30 километров в час. Это была вынужденная мера — мы берегли технику, понимая, что впереди у нас переход через Полярный Урал. Впрочем, без поломок не обошлось: отрывались приводные цепи, крылья, однажды отлетело колесо от коляски. Все это мы оперативно чинили.

«Я получил перелом и сотрясение»

Случались ли серьезные аварии?

Уже в конце путешествия, переправляясь через реку, мы попали в серьезную аварию. Из-за того что зима была достаточно теплой, река сломала лед, а дорожники эту трещину засыпали снегом, сделав невидимой. Для машин она не опасна, поскольку уже среднего автомобильного колеса. Но для мотоциклов с узким передним колесом встреча с этой трещиной оказалась весьма неприятной.

Наши мотоциклы перевернулись: я получил перелом ребер и сотрясение, второй пилот отделался легкими ушибами, но серьезно погнул вилку на мотоцикле. Но оставалось проехать последние 300 километров, поэтому мы починили технику на месте и продолжили путь. Мне эти километры пришлось ехать на обезболивающих, но задачу мы выполнили: добрались до финальной точки, погрузили мотоциклы в прицеп и поехали обратно на машине.

При какой минимальной температуре вам приходилось оказываться во время экспедиции?

Самая низкая температура, с которой нам пришлось столкнуться — минус 32 градуса. До такой отметки где-то с минус 10 градусов она опустилась всего за час в тот момент, когда мы подъезжали к Салехарду. У нас начались поломки: пришлось ремонтировать мотоциклы прямо на зимнике.

К счастью, выручили друзья из байкерского клуба Salekhard Offroad, которые выехали нам навстречу

Где-то на полпути между поселком Мужи и Салехардом они встретили нас как раз в тот момент, когда начались самые большие проблемы. Привезли продукты, горячий чай, и мы попеременно грелись в их машинах, параллельно занимаясь ремонтом мотоциклов. В итоге примерно к пяти утра мы въехали в Салехард.

Как в Заполярье обстоит дело с заправками?

Маршруты, по которым мы ехали в рамках экспедиции RusArcticTravel, не ездовые, потому изначально данных о том, есть ли там заправки, у нас не было. Понятно, что в крупных городах заправки есть, но 200-300 километров между населенными пунктами заправиться порой просто негде. Запас топлива, около 500 литров, мы везли с собой, из-за чего порой происходили курьезы.

Так, однажды мы въехали на территорию одной нефтедобывающей компании, где находится месторождение и переработка. Там есть своя пропускная система, чтобы никто не мог тайком вывозить горючее. Поэтому мы разлили наше топливо по бакам и канистрам, которые потом кинули в багажник машины и мотоциклетные коляски, чтобы не особо бросались в глаза. Но, к счастью, на КПП работали вполне адекватные ребята, они сказали, мол, по вам видно, что вы туристы. Поэтому проезжайте без проблем.

«Люди — самое яркое впечатление»

Какое впечатление на вас в целом произвел российский север?

Арктика — это в целом часть моей жизни. Я с 2012 года путешествую на мотоцикле по Заполярью, бывал в Мурманске, Архангельске и Республике Коми. При этом мечтал побывать на Ямале — и вот теперь мечта сбылась. Если говорить о самом ярком впечатлении от Севера, то это, конечно, люди — гостеприимные и добродушные. Они помогали нам на протяжении всей экспедиции.

Мы раньше не были знакомы лично, но нас встречали как родных, и сейчас я с уверенностью могу назвать их друзьями, жду в гости и собираюсь снова посетить уже в следующую экспедицию. Если же говорить о самих местах, то Арктика невероятно красива. Это такое место силы, которое западает в душу. Когда мы почти через месяц вернулись из экспедиции домой, Владимир позвонил мне со словами: «Слушай, это может показаться странным, но мне почему-то уже хочется обратно».

Планируете ли вы продолжение экспедиции RusArcticTravel?

Конечно. Весь полученный опыт мы учли — и в будущем намерены вернуться в Заполярье. Уже планируем летнюю экспедицию на Полярный Урал, а также зимний маршрут от Салехарда до Воркуты. Для его прохождения мы намерены создать полностью самодельные мотоциклы: серийная внедорожная техника не всегда выдерживает суровые северные условия. Так что мы возьмем паузу, подготовимся и вновь отправимся покорять Север.